Главная сайта

Библиотека Эзотерики, Оккультизма, Магии, Теософии, Кармы.
  Оглавление  

БИБЛИОТЕКА

Информация
Поиск:

Книги в библиотеке:

категория Астрология [38]

  ДЖОАННА ВУЛФОЛК [20]
    
категория Белая Магия, черная, практическая ... [87]

  Практическая магия Автор: Папюс [8]


категория Великие, известные Эзотерики: Лао Цзы, Мишель Нострадамус. [13]

  Бхагван Шри Раджниш (Ошо) [48]
    
  ВИГЬЯНА БХАЙРАВА TAHTPA, КНИГА ТАЙН [83]
    Эзотерические техники, приемы, методы от ОШО
  Карлос Кастанеда [63]
    
  Предсказательница Ванга [13]

категория Гипноз. Принципы, методы, техника. [19]

категория Деньги, успех, процветание. [38]

категория Дети - Индиго [29]

категория Карма [9]

категория Нетрадиционная медицина [82]

  Мазнев Н.И. Лечебник, Народные способы [36]
    
категория НЛП [34]

категория Нумерология [17]

категория Психология [66]
Имеется связь с разделом Эзотерические тренинги, психотехники, методы...
  Дейл Карнеги. [19]


категория Разное [113]
Некаталогизированные материалы по эзотерике
категория Теософия [30]

категория Эзотерика, Оккультизм [74]

  Александр Тагес - Омикрон [10]
    
  Астрал [30]
    
  Ментал [3]
    
  Семь тел, семь чакр. [11]
    
категория Эзотерические тренинги, психотехники, методы для изменения состояния сознания, тренировки, разгрузки и т.п.. [66]

Свежие материалы:

свежие материалы Анни Безант ПУТЬ К ПОСВЯЩЕНИЮ и СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (заговоры защитные, обереги 4 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (для любви, семьи, на удачу в жизни и в делах, для привлечения денег 3 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (заговоры от болезней, для красоты. 2 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (от болезней)
→ Подробнее

Популярные материалы:

популярная литература [более 29600 просмотров]
Заговоры, заклинания, знахарские рецепты и многое другое из Учебника Белой магии. → Подробнее
популярная литература [более 19600 просмотров]
Снять порчу, наговоры, заговоры 1часть → Подробнее
популярная литература [более 10800 просмотров]
Книга проклятий → Подробнее
популярная литература [более 9600 просмотров]
Сафронов Андрей - Энергия денег → Подробнее
популярная литература [более 9100 просмотров]
Практическая магия. Определение магии Папюс 1 глава → Подробнее

Другие разделы сайта:

Сонник - толкование снов
Рецепты народной медицины
Гадание онлайн
Гадание на картах Таро
Бесплатные гороскопы
Психологические тесты
Развивающие игры
Нумерология



Боб Боденхамер и Майкл Холл 51 МЕТАПРОГРАММА НЛП - 1 часть 2 глава.

        
Глава 2 Метапрограммы для понимания людей

Вы не сможете понять человека, если не знаете мира, в котором он живет!

Почти в каждой области жизни, будь то бизнес, личные отношения, семья, воспитание детей и многое другое, важную роль играет умение ладить с другими людьми. Оно столь же важно для успеха, как интеллект, навыки, сообразительность и т. д., причем умение «ладить» с людьми требует, чтобы человек обладал определенной способностью понимания людей.
Что мы имеем в виду, когда говорим о попытке «понять» кого-то? Что именно мы стараемся понять в человеке? Стремимся ли мы понять и осмыслить его стиль мышления и эмоций, ценностей, речи и поведения? Эффективное общение с людьми становится для нас наиболее трудным, когда мы не понимаем их (то есть не понимаем их мышления, эмоций, высказываний, поведения, ценностей).
В чем здесь причина? В том, что мы не можем их разгадать! Мы не можем определить, почему они думают именно так! Мы не можем определить, как они могут испытывать подобные чувства] В результате и мы и они чувствуем себя непонятыми, разобщенными, настроенными на разные волны. И в то же время понимание — это одна из главных ценностей, которые связаны в нашем представлении с отношениями с другими людьми.
Поэтому нам нужны модель и метод понимания людей.
Но как только нам удается понять людей, возникает другая проблема. Обнаружив, чем именно их мысли, чувства, ценности, пред¬почтения, способы действия и т. д. отличаются от наших, мы вынуждены что-то делать с этими нашими различиями. Научиться Распознавать, чем другие люди отличаются от нас, — это первый Второй шаг — научиться признавать, ценить и обосновывать
эти различия. Серьезная работа, не так ли? Затем следует третий шаг: научиться использовать эти различия таким образом, чтобы они не мешали коммуникации и отношениям. Этому и посвящена настоящая глава.
Выявление различий, которые характеризуют людей
• Понимание присущих людям различий в стилях сортировки.
• Признание, оценка и обоснование этих различий.
• Работа с дайшыми различиями и использование их в коммуникации и отношениях.

Пресуппозиция НЛП
Метапрограммы начинаются с допущения (пресуппозиции), что, психологически, мы все отталкиваемся от наших собственных моделей мира. Каждому из нас присуща уникальная нейро-лингвистическая операционная система мышления и эмоций, ценностей, предпочтений и т. д. Если мы исходим из положения, что присущий нам способ осмысления сопровождает любое наше восприятие, понимание и переживание окружающего мира, то метапрограмма — это модель, позволяющая понять, как конкретно осуществляется данный процесс.
После того как мы пришли к пониманию, что люди отличаются друг от друга способами обработки и сортировки информации, нам необходимо апробировать эти различные стили. Таким образом мы научимся признавать и обосновывать различные метапрограммы, которые обнаруживаем у других людей. Соответственно, существующие различия перестанут нас шокировать и у нас отпадет необходимость вести с ними борьбу. Затем мы можем воспользоваться базовым коммуникативным паттерном подстройки и ведения в ситуации, когда мы слушаем людей и общаемся с ними. Поскольку мы принимаем во внимание различные метапрограммы и объединяем их с нашими собственными, то скорее будем пользоваться ими, чем вести споры по их поводу.
Афоризм Кожибски (Korzybski, 1933/1934): «Карта — не территория» дает нам возможность разграничить два аспекта реалья ности, в которой мы все живем: аспект внешней реальности (мир проявленной энергии) и аспект внутренней реальности (присущщие людям субъективные мысли и эмоции, убеждения, ценностии т. д.).
Мы живем в очень сложно устроенном мире. Чтобы совладать с ним, мы опускаем (игнорируем) сотни тысяч стимулов. Мы обобщаем стимулы, которые превращаем в общие категории, и мы искажаем другие стимулы, создавая наш собственный внутренний мир — наши представления. Эти три процесса (опущение, обобщение и искажение) происходят как на сенсорном уровне (что именно мы ощущаем), так и на лингвистическом (как мы словесно описываем это себе и другим).
Читая эти строки, вы опустили множество аудиальных и визуальных стимулов вокруг вас, не так ли? Оторвитесь от книги на мгновение... прямо сейчас и постарайтесь обратить внимание на... все картины, звуки, запахи, вкусовые ощущения, внутренние диалоги, телесные ощущения вокруг и внутри вас. Каким образом вы избирательно проигнорировали все эти стимулы? Столь же интересно, каким образом вы сейчас настроились на них, приняв такое решение? С неврологической точки зрения вы обладаете способностью избирательно слышать, избирательно видеть и избирательно ощущать. Можете ли вы сейчас направить свое внимание на пальцы левой ноги? Этот стимул существовал и за мгновение до того, как я о нем упомянул, — но осознавали ли вы его?
Эти избирательные зрение, слух и ощущения объясняют, почему, при том что мы живем в одном мире друг с другом, каждый из нас имеет собственные, уникальные опыт, представления, чувства и модели этого мира. Это объясняет, почему два свидетеля одного и того же события могут описать его совершенно по-разному. Фактически, их описания могут рассказать так же много о них самих и их метапрограммах, как и о событии.
Такой подход проливает свет на крайне важное обстоятельство, касающееся людей. Все мы функционируем исходя из нашей собственной модели мира. Эта модель мира состоит из нашей ментальной карты объектов, находящихся за пределами нашей нервной системы, из нашей системы убеждений и восприятия. Она идентифицирует наш внутренний субъективный мир — эту внутреннюю реальность.
Мы имеем дело не с «реальностью» (фактическими проявлениями энергии вокруг нас), а с превращениями этой энергии. Наша нервная система снова и снова осуществляет абстракцию, создавая нашу карту территории, и эта карта состоит из того единственного, что мы можем знать и с чем мы имеем дело. Карты охватывают наше понимание реальности — нашу индивидуальную истину. Реальность первого уровня (внешний и «объективный» мир) отличается от реальности второго уровня — нашей субъективности. Пребывая в мире, мы функционируем исходя из этой второй реальности.
Мы начинаем понимать других людей в той мере, в какой идентифицируем их карты реальности. Затем мы можем использовать это понимание для улучшения коммуникации и отношений. Для этого от нас требуется осознать их языковые паттерны, фильтры убеждений/ценностей и образ мышления. Таким образом, мы входим в их мир и подстраиваемся под их реальность. Если нам это удается, мы можем более энергично с ними взаимодействовать: влиять, убеждать, понимать и общаться.
Второй аспект включает наш нейросемантический мир. Мы обращаемся к нему, когда анализируем различия между нами и другими людьми, предполагая, что «все различия — это просто семан¬тика». Мир семантики (слова, значения и т. д.) существует на чисто вербальном уровне нашей внутренней субъективности (отсюда термин «нейросемантика», обозначающий продукт нашего мозга и нервной системы). Он не существует вовне. Он существует как «семантическая реальность». Однако эта нейросемантическая реальность ведет не только к спорам, которые вызывают смятение и панику, к непродуктивным состояниям и испорченным отношениям, но также к войнам между нациями. Когда мы путаем терри¬торию (реальность) с нашей картой (субъективной реальностью) этой территории, мы не способны осознать, каким образом раз¬личные стили обработки информации влияют на переживания и эмоции.
Рационально-эмотивная поведенческая терапия (РЭПТ, ранее РЭТ) предлагает когнитивную схему эмоций и личности. Данная модель постулирует тот же самый неврологический факт: активизирующие события могут лишь инициировать результирующие эмоции и поведение внутри нас. Это происходит потому, что они активизируют нашу систему убеждений (понимание, интерпретация, смысл, оценка, точка зрения) и подвергаются обработке уже опосредованно, через нее.
Исходя каждый из своей личной субъективной реальности, мы живем своей повседневной жизнью и понимаем (или оказываемся не способны понять) друг друга. Если вы действуете исходя из допущения, что другие люди обрабатывают информацию, проявляют эмоции, ценят, воспринимают, реагируют и ощущают реальность точно так же, как вы, то окажетесь не способным осознать удивительную уникальность окружающих. Вы также будете проецировать на них собственную модель или карту мира. Это, в свою очередь, не позволит вам увидеть множество иных особенностей мышления и эмоций других людей. Именно с этим обстоятельством связана та ключевая проблема, с которой большинство из нас сталкивается, когда пытается «понять» другого человека. Обычно мы «читаем» людей, используя фильтры наших собственных паттернов. Однако при этом мы видим только то, что способны видеть, — мы видим лишь то, что мы обычно видим внутри себя.

Понимание различных стилей обработки
Способ, каким человек отбирает информацию, кодирует и обрабатывает ее («мыслит»), описывает его «модель мира» и создает ее. Эти способы, которые люди используют для обработки, об¬разуют предсказуемые паттерны — метапрограммы.
Выявляя те «программы» мышления, чувств, выбора, коммуникации, которые управляют нашими взаимодействиями (операционную систему в нашем биокомпьютере), мы можем идентифицировать паттерны. Это помогает нам совершенствовать профессиональную коммуникацию и навыки общения. Это улучшает нашу способность понимать, контактировать, влиять, убеждать и т. д. Это позволяет нам избегать конфликтов и непонимания. Это дает нам возможность «идти навстречу» другим людям, обращаясь к их модели мира и не дожидаясь, пока они усвоят наш язык и паттерны.

Метапрограммы как «каналы» осознания
В процессе любой коммуникации мы произносим слова, используя всю нашу физиологию, что и обусловливает два первичных канала коммуникации: вербальный и невербальный. Данный информационный выход также включает в себя одновременно содержательные детали нашего сообщения и процессуальный стиль, то есть стиль «упаковки» нашего сообщения. Поэтому, передавая любое сообщение, мы делаем это (неизбежным образом) на многих метауровнях. На этих процессуальных уровнях мы формируем различные паттерны нашей обработки.
Эти паттерны работают как фильтрующие процессы, которые искажают, опускают и обобщают информацию. Так происходит потому, что мы можем охватить единовременно только определенный объем информации. В своей, теперь классической, работе Миллер (Miller, 1956) заметил, что, как правило, в любой конкретный момент времени мы можем осознанно воспринимать только 5-9 переменных (7±2). Наш стиль мышления и восприятия, превращаясь в операционный стиль наших метапрограмм, функционирует в виде неосознаваемого сортирующего фильтра и тем са¬мым структурирует всю входящую информацию. Когда мы выходим за рамки 5-9 переменных, происходит перегрузка нашего осознанного внимания. Неудивительно, что процесс структурирования информации так легко становится для нас «бессознательным». Сознание не может его охватить. В результате подобное структурирование превращается в невоспринимаемый (мета) паттерн. Мы усваивали алфавит постепенно, маленькими порциями, а затем привыкли к нему. То же самое происходит, когда вы печатаете текст. Осознанно ли вы ищете ту или иную букву на клавиатуре, когда хотите набрать определенное слово? Нет, если вы хорошо печатаете. Ваши пальцы «знают» расположение букв, а ваш сознательный ум — нет.
Бэгли и Риз (Bagley & Reese, 1989) объясняют:
Куда бы мы ни посмотрели, мы видим паттерны. Паттерны настолько важны для нас, что они формируют нашу реальность. Возможно, вам приходилось бывать на светских приемах, где правила этикета столь жестки, что, если вы скажете что-то иное, кроме обязательного «Здравствуйте», «Как вы поживаете?», «У меня все хорошо», то вас, вероятно, не услышат. Информация не усвоится... Решениями также принимаем на основе определенных предсказуемых паттернов. Другими словами, мы обычно принимаем решения так же, как мы принимали аналогичные решения раньше. Весь этот разговор о паттернах закладывает основу для следующей важной посылки: люди совершают покупки исходя из собственных предсказуемых паттернов. В принципе, эти паттерны базируются на способе, каким люди ментально сортируют информацию. Следовательно, если вы сумеете распознать эти ментальные паттерны сортировки, то сможете понять, какие шаги людям требуется сделать, чтобы принять решение.Если то, что вы предлагаете, согласуется с тем, как они принимают решения, значит, вы установили раппорт и способны удовлетворить как их потребности в паттернах, так и их потребности в результате (выделено нами).

Наши метапрограммы функционируют в качестве неосознаваемых фильтров восприятия, которые структурируют сообщения и информацию. Каждый из них обусловливает «канал» осознания — осознание размера чанка (блока информации), его связи с другой информацией, репрезентативной системой и т. д. (рис. 2.1).
Исходя из этого мы можем задать друг другу в процессе коммуникации вопросы: «На какой канал осознания вы настроились?», «Настроились ли вы на глобальный канал? Канал отсоединения? Другой референтный канал?» Незнание того, по какому каналу может происходить передача или получение информации и как настроиться на различные возможные метапрограммы (то есть каналы осознания), приводит к тому, что мы не замечаем программу, которую «транслирует» другой человек!

Рис 2.1 Каналы осознания

В конце концов эти неосознаваемые фильтры в роли сортирующих механизмов начинают жить собственной жизнью. Они становятся привычными. В результате мы осознаем их все меньше и меньше. Мы принимаем их как должное. Мы относимся к ним как к «верному» и «реальному» способу восприятия. Мы можем даже подумать, что иной подход «ошибочен»! Посредством всех этих метапрограмм мы формулируем наши репрезентации и наносим на карту нашу реальность.

Метапрограммы как средства «прочтения» людей
Какие же специфические паттерны определяют мысли, ценности, чувства, слова, жесты, поведение и реакции людей? Как мы можем научиться более эффективно «читать» эти уникальные личные паттерны у других людей? Как мы можем «читать» окружающих и делать это с точностью?
Фактически, все мы занимаемся подобным «чтением» людей каждый день. Мы делаем это непрерывно! Мы хотим их понять! Поэтому мы постоянно пытаемся угадать их мысли, ценности, желания и чувства. И мы делаем это, основываясь на наших пред¬положениях и понимании «человеческой природы». Ведь если мы сможем распознать мотивы и намерения других людей, вероятность того, что они обманут нас или причинят нам вред, уменьшится, и это поможет нам избежать множества ненужных страданий и неприятностей. Мы также пытаемся предугадать, как они поведут себя в будущем, как они отреагируют, если мы совершим такие-то и такие-то действия. Мы строим все эти догадки на основании наших предположений относительно внутренней сущности человека — того, что стоит за его ролями и манерами. Мы мысленно читаем глубинные мотивы людей.
И при этом мы ежедневно ошибаемся в своих догадках! Потому что функционирование людей сложно и многомерно. В самом деле, насколько точно вы «читаете» собственные мысли, эмоции, ценности, мотивы, убеждения и т. д.? Насколько хорошо вы знаете собственные структурирующие процессы — свои ментальные и эмоциональные стили?
Так или иначе, искусство понимания людей посредством чтения их паттернов очень несовершенно. Однако мы можем улучшить и развить наши навыки в этой области. Мы можем усоверщенствовать свою оценку паттернов, относящихся к метауровням (свои метапрограммы).

Цель прочтения паттернов людей
Как вы пытаетесь понять людей? На что именно вы обращаете внимание, чтобы произвести свою оценку? Фокусируетесь ли вы на одежде, которую они носят? Их поведении и жестах? Выражении их глаз? Ваших чувствах в отношении этих людей?
«Чтение» людей также предполагает атрибуцию смысла. Ка¬кой смысл вы придаете этим параметрам? Что служит основой для ваших оценок? (Когда мы «читаем» другого человека, то неизбеж¬ным образом делаем это с позиции событий нашей собственной жизни, наших значений, эмоций и т. д.)
Перечень объектов «чтения» указывает на уровни чтения (рис. 2.2). Я могу начать с вашей маски — с ролей, которые вы играете в обществе и в отношениях с людьми, с занимаемого вами положения. Однако подобные роли также предполагают побуждающие мысли и чувства. Поэтому я могу перейти к более глубокому уровню — к стилю вашей «личности», характерным для вас мыслям и чувствам.
Тем не менее этот стиль является всего лишь еще одним уровнем. Я могу проникнуть ниже слоя ваших поверхностных мыслей и чувств, к более глубоким уровням, которые содержат ваши высшие ценности и убеждения — то есть проникнуть в вас как «человека». Что характеризует вас как «человека»? Определенно, ваш когнитивно-эмоциональный стиль. «Чтение» этих паттернов дает более полное чувство достижения глубинного, стержневого уровня.
В повседневной жизни мы часто живем, не замечая друг дру¬га. Чаще, чем нам кажется, нам не удается по-настоящему осознать переживания другого человека. Почему это происходит? Частично потому, что мы действуем исходя из допущения, что окружающие мыслят и чувствуют так же, как мы. Мы используем самих себя в качестве модели мыслей, чувств, высказываний, ценностей, жестов других людей. Мы называем данный психологический механизм «проекцией».
То, что мы замечаем в других людях, можно разделить на две основные категории: вербальные и невербальные реакции. Вербальная категория включает в себя слова, стиль речи, предикаты и другие лингвистические аспекты, которые формируют внутренний мир человека. Невербальная категория включает в себя такие характеристики, как взгляд, жесты, дыхание, ощущение пространства, поведение (роли), контекст и т. д. Учась понимать других, мы также учимся точнее предугадывать их действия. То есть мы научаемся предсказывать их поведенческие, коммуникативные и эмоциональные реакции. Осуществляя подобное «чтение», мы хотим выйти за рамки внешних ролей и масок и увидеть чело¬века в его уникальном своеобразии.

Рис. 2.2 Уровни личности

Разграничение программ содержания и метапрограмм
Все мы, структурируя нашу карту мира, используем многочисленные операционные программы, и эти программы управляют нашими мыслями, эмоциями, предпочтениями, коммуникациями и семантикой, функционируя на двух уровнях: содержания и процесса. Сообща они играют роль стратегий, которые обусловливают структуру нашего субъективного опыта.
Хорошим примером того, как взаимодействуют содержатель¬ные и процессуальные программы, является наша стратегия чтения. Рассмотрите собственную стратегию во время чтения данного текста. Обратите внимание, насколько быстро и бессознательно вы скользите взглядом по печатным знакам на странице и как посредством этих знаков воспринимаете буквы и слова, которые, в свою очередь, вызывают различные VAKO (визуальные, аудиальные, кинестетические, ольфакторно-густаторные [обонятельно-вкусовые]) репрезентации и значения. Это удивительно! Где-то внутри вас находится своего рода «программа чтения».
Однако когда вы родились, у вас этой программы не было. Вы овладели языком и начали его использовать с течением времени — как усвоенный феномен. Несчастные дети, которые растут в от-

Глава 2. Метапрограммы для понимания людей 63
рыве от человеческой культуры, не умеют не только читать, но также говорить и понимать человеческую речь. Способность читать книгу является усвоенной стратегией, а не врожденным навыком.
Попробуйте оценить всю сложность этой задачи. Нам приходится переводить печатные знаки в смысловые символы, после чего полученные символы вызывают соответствующие репрезентации и оттенки смысла. Несмотря на все эти сложности, мы в конце концов к ним привыкаем и начинаем управлять данной программой бессознательно. Мы можем погружаться в чтение, не осознавая самого процесса. Мы просто делаем это.
Теперь наша сохраняемая на уровне неврологии программа чте¬ния функционирует вне нашего сознательного восприятия (мы обычно пользуемся пространственной метафорой «подсознательно»). Некогда нам пришлось медленно и тщательно изучать сканируемые глазом паттерны и связи между буквами, словами, значениями и т. д. Мы начинали с левой стороны страницы и перемещали взгляд вправо.
Со временем повторение вывело все эти программы сканирования за пределы сознания. Теперь всякий раз, когда мы берем в руки газету или книгу (стимул), мы активизируем существующую программу. Это относится и к множеству других действий — каянию на велосипеде и коньках, рукопожатию, сложению и вычитанию цифр и т. д.

Рис. 2.3. Не зная паттернов, мы не можем прочитать фразу на незнакомом языке
Чтобы «прочитать» что-то, мы должны понимать паттерны, которые управляют структурой того, что мы хотим прочитать. Паттерны предоставляют этот ключ. Мы не можем прочитать что бы то ни было, не зная организующих паттернов. Чтение предполагает получение определенного ощущения путем сканирования, изучение движения (как при чтении с губ), понимание значения слов и символов, интерпретацию. Если мы хотим научиться читать на иврите, сначала нам необходимо идентифицировать бук¬вы. Затем мы должны запомнить, что паттерн направлен справа налево, что слова состоят из согласных (в некоторых текстах на иврите черточки и точки над согласными буквами и под ними пе¬редают гласные звуки). Посмотрите на рис. 2.3.

Можете ли вы это прочитать? Даже после того, как вы узнали, как произносятся все эти буквы и слова, вы задаетесь вопросом: «Что это означает?» Таким образом, мы видим, что для чтения чего бы то ни было нам необходимо знание паттернов. Без паттернов печатные знаки на бумаге лишены всякого смысла. Они ничего не сообщают даже пытливому, восприимчивому уму. Однако при наличии паттернов мы можем и проговорить текст, и понять его значение (рис. 2.4). Распознавая паттерны, мы превращаем хаос в нечто упорядоченное. То же самое происходит и при прочтении или понимании человека — мы начинаем понимать его, узнавая паттерны.

Рис. 2.4. Зная паттерны, мы можем понять смысл написанного
Так же поступают и врачи, которые учатся «читать» симптомы боли или страданий в человеческом организме. Так же поступают и автомеханики, которые учатся «читать» механические показатели работы автомобилей. Эти специалисты стали сведущи¬ми в том, как работает организм или автомобиль (или как они должны оптимально работать) и что означают различные симптомы. То есть они научились направлять свое внимание на специфические сигналы и их значения.

«Чтение» людей с целью их понимания
Данный принцип относится и к развитию навыков понимания людей. Когда мы сталкиваемся с хаотическим множеством сигналов в коммуникации и поведении человека, нам необходимы исчерпывающие знания о том, как человек обрабатывает информацию (о его паттернах), и о том, какое значение имеют те или иные сигналы.
Итак, метапрограмма функционирует на уровне, стоящем над конкретной программой научения. Она касается не содержания, а процесса. Метапрограммы действуют «вокруг» уровня содержания. Они функционируют как сообщения и процессы «об» этом низшем уровне. Метапрограммы предписывают различные способы, которыми мы можем структурировать мышление более низ¬кого порядка.
Например, рассмотрим программу чтения. Некоторые люди, когда читают слова (визуальный внешний стимул), слышат эти слова в своей голове. В результате они «извлекают смысл» из зна¬ков, воспроизводя аудиальную информацию — слыша внутренний голос, произносящий эти слова.
Другие видят образы или референты слов. Они внутренне воспроизводят информацию, используя визуальную модальность.
Третьи испытывают определенные ощущения в отношении слов или их значений. Они используют кинестетические репрезентации (телесные ощущения).
Какую систему предпочитаете вы? Если вы знаете, какую систему репрезентации вы используете в первую очередь, значит, вы знаете одну из своих метапрограмм — она будет описана как метапрограмма № 3.
Далее, когда некоторые люди читают, они выискивают то, что совпадает или согласуется с уже известной им информацией. Они структурируют свое внимание так, чтобы присоединять новую информацию к уже имеющимся знаниям. Другие, читая, выискивают то, что им неизвестно и что выглядит иначе (они отсоединяют). Опять же, если вы знаете, с какой именно це¬лью читаете вы, значит, вы знаете еще одну из своих метапрограмм (№ 2),
Таким образом, метапрограммы описывают структуру и форму получаемой нами информации, и иногда это играет важнейшую роль в научении и развитии.
Среди моих (MX) клиентов был подросток, который три года оставался в одном классе й его родители были убеждены, что у их сына очень низкий IQ (коэффициент умственного развития). Когда родители привели его ко мне, они принесли целую пачку психиатрических заключений, свидетельствовавших о «неспособности/, к научению», которая была выявлена еще в первом классе. У него Диагностировали с полдюжины различных проблем.
Когда я начал работать с мальчиком, то спросил, какого цвета его комната. Он не знал. Я спросил о форме комнаты. Он не знал и этого. «Какой голос у твоего отца?» Он не ответил. «Можешь ли ты мысленно представить, как звучит голос утёнка Дональда, — можешь ли ты услышать, как он крякает: "Глухой ты или нет?"?» Он не мог, хотя эта реплика из мультфильма и вы¬звала у него смех.

В голове этого здорового парня — он был чуть не двухметрового роста, весил около 90 килограммов и, конечно, играл в футбольной команде, — просто не возникало образов и звуков.. Неудивительно, что он плохо «усваивал» учебную информацию!
Обращаясь к области навыков и ресурсов, которыми, как я знал, он обладает, я спросил: «Как ты научился играть в футбол?»
Выяснилось, что у тренера также было с ним множество проблем. Джим не обладал способностью «схватывать» игровые комбинации, когда тот рисовал их на доске. Тренеру пришлось вывести его на поле и наглядно показать, что нужно делать.
Ага! Учебной стратегией Джима (и репрезентативным преч имуществом) была кинестетика! Поэтому я дал ему домашнее задание. Вернувшись домой, он должен был сделать мысленные снимки своей комнаты, дома, класса, лица своей матери и т. д. Я также попросил его начать делать «аудиальные снимки» от¬цовского голоса, голоса утенка Дональда, двух из его любимых песен и т. д.
После чего, неделя за неделей в течение двух месяцев, наши встречи состояли из его сообщений об образах и звуках его мира. Мои вопросы всего лишь дали ему возможность начать замечать то, чего он не видел раньше. И когда он начал «фотографировать» и кодировать визуальную и аудиальную информацию, его школьные оценки «загадочным образом» стали выше. Оказалось, что у Джима вовсе не низкий /Q; просто он не развил свою визуальную и аудиальную модальности.

Признание и оценка метапрограмм
. Ну и что? Какие ценности вы приобретаете, когда знакомитесь с метапрограммами? Как метапрограммы могут помочь нам по достоинству оценить отличительные черты, которые мы обна-руживаем у других людей?

1. Уменьшение конфликтов. Видя, что люди радикально от¬личаются друг от друга своими паттернами сортировки, внимания, обработки информации и осмысления мира, мы признаем этот факт как данность и более не чувствуем необходимости встречать его в штыки! Кроме того, когда мы перестаем тратить энергию на борьбу с чужими метапрограммами, мы можем использовать свои знания для более полного понимания людей с точки зрения их собственных моделей мира. Понимание стиля паттернов позволяет нам увидеть, что и как люди ценят, чувствуют, осмысляют и т. д.1 и, таким образом, мы приобретаем намного более здравый подход к внутри личностной реальности.
Какую же ценность представляют для нас метапрограммы? Это, прежде всего, возможность объяснения: метапрограммы объясняют нам, почему другие люди видят и чувствуют иначе. Знакомясь с теми или иными метапрограммами, вы, вероятно, ощутите внезапное прозрение в отношении определенного человека: «О, это объясняет» почему он так думает!»
Подобное признание и оценка избавляют нас от ненужного конфликта с людьми. Ведь мы теперь можем подстроиться под стиль обработки нашего собеседника (присоединиться к нему), а в результате он почувствует, что его понимают, и между нами возникнет ощущение раппорта.

2. Уменьшение демагогии. Признание метапрограммных различий также кладет конец затратам энергии и конфликтам, которые мы порождаем, когда морализируем о том, как «следует» мыслить. «Ты не должен зацикливаться на деталях!», «Почему ты постоянно беспокоишься, о процедурных вопросах? Откуда в тебе это?», «Я, я, я — ты все время думаешь о себе. Пора это прекратить!»
После того как мы признали и оценили «структуру субъективности» другого человека, нам больше не нужно «демонизировать» его стиль обработки информации. Вместо борьбы с чужим стилем мы можем признать его ценность, а затем просто присоединиться к нему в процессе коммуникации. Таким путем мы, между прочим, в значительной мере устраним то сопротивление, которое оказывают нам люди.

3. Гибкость коммуникации. Признание и оценка различий делают нашу коммуникацию более гибкой. Подстройка под знания, восприятие и т. д. другого человека дает нам возможность осуществлять коммуникацию таким способом, который оптимально соответствует его стилю. В результате наши идеи оказывают максимальное влияние на этого человека.

4. Развитие эмпатии. Подобное признание и оценка также расширяют наши способности эмпатии, поскольку избавляют нас от мысли, что наши взгляды являются единственно правильными.
Признание и усвоение других фреймов и стилей мышления позволяет научиться воспринимать чужие точки зрения.

5. Точность прогнозов. Наконец, при расширенном эмпатическом понимании других людей у нас появляются средства для более точного «чтения» и прогнозирования реакций того или иного: человека. Мы приобретаем способность понимать других, поскольку получаем более полный доступ к тому образу мышления, который обусловливает их реальность.

Использование метапрограмм для распознавания паттернов
. Если те способы, которыми мы кодируем, отбираем и обрабатываем информацию, описывают нашу модель мира и одновременно формируют ее, тогда способы восприятия и сортировки у разных людей укладываются в предсказуемые паттерны. Мы можем теперь выискивать подобные систематические и повторяющиеся паттерны у себя и окружающих. Для этого нам прежде все¬го необходимо развить сознательное восприятие того, как люди осмысляют мир.

1. Постепенность. Если вы посмотрите на полный перечень метапрограмм и решите охватить их все сразу, вы перегрузите себя.
Лучше изучайте их постепенно, одну за другой. Мы собрали метапрограммы в таблицу (табл. 1.1) и привели несколько диаграмм (рис. 1.1-1.2), чтобы помочь вам организовать процесс их осмысления и запоминания. Мы также разработали сортировочную сетку (Приложение VI), чтобы помочь вам в их изучении. Используйте ее как инструмент для составления собственной психологической
характеристики, а затем и характеристики своих знакомых. Это поможет вам осмыслять подобные паттерны обработки. Рассматривая метапрограммы по очереди, одну за одной, тренируйтесь в отношении каждой из них до тех пор, пока не почувствуете, что в состоянии свободно распознавать и использовать ее.

2. Дайте себе разрешение. Позволяете ли вы себе переходить к «мета» и фиксировать операционный стиль других людей?
Если нет, дайте себе подобное разрешение. Переходите ли вы к «мета», когда говорите с людьми? Опасаетесь ли вы, что это покажется оскорбительным или невежливым? Если у вас имеется подобное внутреннее возражение, реструктурируйте его так, чтобы ваши действия воспринимались как проявление истинной заботы и внимания к другим людям, поскольку они дают вам возмож-
нрсть лучше понять их.

3. Использование открытых вопросов. Открытые вопросы наиболее активно побуждают человека проявлять свои метапрограммы. В качестве наглядного примера можно привести классический вопрос: «Наполовину полон или наполовину пуст этот стакан?» — он способствует выявлению типичного способа восприятия. Точно так же существуют вопросы и для выявления (извлечения) той или иной метапрограммы — мы приводим их в соответствующих разделах.

4. Использование вопросов «даунтайм». Такие вопросы представляют большую ценность с точки зрения извлечения метапрограмм, поскольку они требуют, чтобы человек заглянул внутрь себя в поисках нужной информации. Когда определенная информация не появляется «на кончике нашего языка», мы обычно демонстрируем свои метапрограммы. Вопросы «даунтайм» зависят от содержания и контекста. Вот примеры подобных вопросов: «Сейчас, когда вы вспоминаете о доме, в котором жили в детстве, скажите мне, какого цвета была ваша комната?», «Сколько светофоров вы проезжаете по дороге из дома на работу?», «Назовите шестую цифру вашего телефонного номера», «Вспомните мелодию песни "У Мэри был ягненок" и десятое слово этой песни и опишите тональность в этом месте».

5. Пробуждение полностью ассоциированных состояний. Не допускайте ошибку, пытаясь вызвать метапрограммы у человека, который полностью не проникся своими переживаниями.

6. Определение приоритета и поиск ведущих метапрограмм. Помните, что не все метапрограммы одинаково важны для данного человека. Они различаются в соответствии с тем, как активно он использует и насколько ценит их. Поэтому при идентификации метапрограмм также определяйте их приоритет с точки зрения того, насколько они важны для человека в данном контексте.
Идентифицируйте те метапрограммы, которые кажутся наиболее важными и влиятельными (ведущие метапрограммы человека). Постоянно задавайтесь вопросом: «Какая метапрограмма является Для этого человека наиболее значимой?»

7. Записывайте подстроечные фразы. Когда вы чувствуете себя готовым к использованию информации, которую собрали о данном человеке, старайтесь записывать подстроенные фразы, соответствующие его стилю обработки. Это может обогатить ваши коммуникативные навыки в наибольшей степени.
Так, если человек сортирует с отнесением к себе и отвечает контрпримерами (или полярными реакциями), он, скорее всего, бу- склонен бросить вам вызов, повторяя «докажите мне это», тогда все может закончиться бесцельным соперничеством в умственных способностях. Противопоставьте этому подстроечное. утверждение: «Создается впечатление, что вы так хорошо знаете свои потребности, что только вы можете определить абсолютную истину». Подобное сообщение будет соответствовать тому стилки метаобработки, который структурирует мышление и эмоции это-го человека. Оно также подтвердит ценность его стиля. Соответственно, вместо того чтобы соперничать с чужим стилем мышления, вы воспользуетесь им.

Если человек, с которым вы общаетесь, предпочитает визуальную и глобальную сортировку, при описании будущих возможно-стей сводите детали к минимуму. Тогда ваш собеседник превратит их в собственный образ. «При вашей проницательности вы. можете видеть, как вам использовать это в вашем бизнесе для улучшения выпускаемой продукции». И человек почувствует, что вы его уважаете, поскольку не надоедаете ему деталями.
Когда вы присоединяетесь к паттернам сортировки человека, вам не нужно плыть против течения его базовых склонностей. «Плывя по течению», вы радикально усилите свои коммуникативные навыки. Мы советуем вам сначала познакомиться с собственными метапрограммами. Тогда вы начнете более полно и: глубоко понимать, как вы функционируете на данном психологическом уровне. Вы сможете также по достоинству оценить эти метапрограммы. И вы будете знать, как правильно подойти к тому, чего вы желаете. Таким образом, у вас появится индивидуальная программа самомотивации, и она будет наилучшим образом со¬ответствовать вашей личности.

Использование метапрограмм в процессе коммуникации
Если мы понимаем под метапрограммами паттерны сортировки, тогда как конкретно мы с ними работаем?
Джеймс и Вудсмолл Games & Woodsmall, 1988), Руни (Rooney, 1990) и другие авторы также описывают метапрограммы как «сортировки» или «нейросортировки». Термин сортировка, заимствованный из компьютерной терминологии, описывает способ, которым компьютер организует информацию. В рамках данной мета¬форы мы можем сказать, что метапрограммы формируют наше «ментальное» функционирование, обусловливающее способы, с
помощью которых мы отбираем, организуем, формулируем, сохраняем и масштабируем данные (сообщения), когда осмысляем происходящее. То есть метапрограммы обеспечивают нас неосознаваемыми параметрами, указаниями и общими правилами, ко¬торые организуют восприятие и мышление.
С феноменологической точки зрения мы ощущаем свое сознание как нечто простое и непосредственное. Наши мысли кажутся нам «реальными» и конкретными. Наши репрезентации, ценности, убеждения и воспоминания кажутся чем-то само собой разумеющимся. Однако, несмотря на эти ощущения, сознание представляет собой нечто весьма сложное. Бейтсон (Bateson, 1972,1979) неоднократно заявлял, что мы не осознаем неврологические механизмы; которые обусловливают наше феноменологическое ощущение осознаваемой нами реальности (феноменология занимается нашим ощущением и восприятием феноменов на сенсорном уровне). Опираясь на работы, посвященные исследованиям восприятия, Бейтсон показал, что мы, как правило, не можем осознать механизмы, которые формируют или обусловливают восприятие, — и это объясняет, почему нашу нервную систему могут «одурачивать» различные перцептивные «иллюзии». Мы знаем только то, что «ощущаем» на экране нашего сознания во время его приливов и отливов.
Поскольку метапрограммы описывают паттерны сортировки воздействующих на нас стимулов, они помогают нам осознать, каким образом человек обрабатывает информацию на бессознательных уровнях, создавая свою субъективную реальность. А что дальше? Мы можем затем в процессе коммуникации присоединиться к метапрограммам своего собеседника и получить доступ к его нервным контурам, обрабатывающим информацию в таком ключе, который кажется ему «реальным». Поскольку человек не может не отреагировать на собственный способ осмысления происходящего, коммуникация становится по-настоящему эффективной.
Руни пишет:
...хотя текущее состояние исследований по нейросорти-ровкам (метапрограммам) еще не достигло такого уров-ня, чтобы сказать, как они действуют неврологически или почему каждому индивидууму присущи определенные сортировки, кое-что о них все-таки известно (Rooney, 1990).
В следующих разделах мы собрали кое-что из того, что нам* известно о метапрограммах, и высказали идеи о том, как с ними работать.

Как работать с метапрограммами?
1. Признавая, что метапрограммы определяют общее направление сознания. Метапрограммы отличаются от убеждений, поскольку они обычно функционируют в намного более обобщенном виде, чём убеждения. Они скорее функционируют как фокус сознания, чем определяют содержание конкретного убеждения, Руни пишет:
Они действуют скорее как направление, тенденция, об¬щее указание, посредством которого мы осуществляем селекцию, или канализируем входящую информацию, которая позже превратится в убеждения (Rooney, 1990).

2. Признавая, что метапрограммы зависят от контекста. Человек может проявлять крайне выраженную внутреннюю ориентацию в одном жизненном контексте (например, в области духовных поисков, когда он уходит внутрь себя, чтобы найти смысл, невзирая на слова и действия окружающих) и крайне выраженную внешнюю ориентацию в другом (например, на работе, следуя
указаниям и наставлениям других людей). Контекстная зависимость метапрограмм предполагает, что хотя наши метапрограммы функционируют согласованно внутри данной области, они часто действуют совершенно иначе в другой сфере. Хотя бывают исключения, ожидайте согласованности метапрограмм внутри данной, сферы. Нам необходимо постоянно задаваться вопросом о контексте, внутри которого мы используем данную метапрограмму, и о контекстах, в которых мы ею не пользуемся.
Метапрограммы также зависят от культурного контекста. Стиль сортировки может стать привычным для целой группы людей, так что определенные метапрограммы могут доминировать среди тех или иных расовых, религиозных, семейных или политических групп. Это означает, что значительный процент людей в данной стране, обществе, области, поколении, экономической системе, образовательном учреждении и т. д. может благоволить к определенному метапрограммному стилю, обусловливающим мышление, эмоции и т. д. Изучая метапрограммы, принимайте это во внимание. Характеризует ли данный стиль структурирования мыслей и эмоций какие-либо большие группы, с которыми некий человек себя связывает? Например, фундаменталистский склад мышления, будь то политический или религиозный фундаментализм, в области перцептивно-категориальной сортировки (№ 6) придерживается полярностей, используя категории черного и белого. Что характерно, крайний «либерал» будет проявлять аналогичный стиль мышления. Умеренные, по определению, находятся где-то посередине и поэтому сортируют, используя весь континуум.

3. Полагая, что метапрограммы функционируют в континууме. Человеческие существа не обязательно существуют в виде того или иного паттерна (или/или). Хотя некоторые люди действительно обрабатывают информацию полярным образом в одной-двух метапрограммах, обычно мы оказываемся где-то в промежуточной зоне континуума. Поэтому мы должны задать вопрос: «В какой
степени/насколько сильно у меня или у другого человека выражен данный паттерн структурирования мышления или эмоций?»

4. Ожидая, что метапрограммы будут функционировать в зависимости от «состояния». Это означает, что наши метапрограммы сильно зависят от нашего ментально-эмоционального состояния в данное время. Используемая метапрограмма может быть той или иной в зависимости от нашего внутреннего состояния (внутренний контекст), ситуации (внешний контекст), в которой мы оказываемся, и уровня напряжения, которое мы испытываем. Поэтому нам нужно также задаться вопросом о состоянии человека. Как мы воспринимаем происходящее в стрессовом состоянии в противовес спокойному и расслабленному?
Как мы мыслим и чувствуем, когда находимся в группе в противовес пребыванию в одиночестве? В условиях избытка и в условиях недостатка ресурсов?
Как правило, большинство людей, оказавшись в «стрессовой» ситуации, переживают ее ассоциированно (№ 15). В этом случае вы можете рассчитывать, что человек будет воспринимать проис¬ходящее близко к сердцу и демонстрировать другие когнитивные искажения, обусловленные страхом, ожиданием катастрофы, упреками и т. д. Подобная ассоциация с состоянием стресса пред¬полагает сигналы «опасности» или «перегрузки», поступающие в мозг, который затем активизирует механизм «бей/беги». Когда это происходит, автономная нервная система переходит к глухой обороне. К сожалению, в большинстве ситуаций современной жизни Данный паттерн реакций служит плохую службу! Но если человек использует его как свою метапрограмму, результат будет именно таким. Зная, как «читать» подобную реакцию, мы обретаем способность диссоциироваться от переживания и побуждаем других людей также делать это.

5. Отказываясь от морализаторства в отношении метапро¬грамм. Метапрограммы не имеют ничего общего с моралью (то есть с понятиями «правильно» или «неправильно», «хорошо» или «плохо»,-«верно» или «неверно»). Не существует какого-то этически «правильного» способа фильтровать информацию. В определенных контекстах какие-то метапрограммы будут работать намного продуктивнее, чем другие. Однако описанные стили дают нам только возможные варианты способов обработки информации и формирования» реакций. Они не предписывают, «как все должно быть» в настоящем и тем более в будущем.
Метапрограммы функционируют как ряд особенностей, которые мы можем выявить в информации. Поэтому мы рассматриваем их не как «истинные» или «ложные», а как полезные или бес¬полезные Б данном контексте и в определенное время. Человече¬ский мозг настолько удивителен и сложен, что мы не можем классифицировать его работу в подобном ключе. Метапрограммы лишь обеспечивают нас полезным инструментом осмысления челове¬ческого поведения (например, информационная обработка посредством нашей неврологии). В НЛП мы также не используем их как некий новый способ навешивания ярлыков и категоризации людей. Если эти особенности позволяют нам продуктивнее понимать себя и других, тогда они представляют для нас ценность. cv 6. Ожидая последовательности, но не постоянства. Когда мы структурируем информацию на метауровне, мы приходим к устойчивому ощущению «я» и реальности — за счет формирования текущих когерентных паттернов. Хотя метапрограммы гибки и изменчивы, они тем не менее придают нашему повседневному опыту ощущение стабильности. Это может вызвать псевдоощущение наличия неизменяемой «личности» или «темперамента». Руни пишет об этом так:
Если мы используем внутреннюю систему, отсчета в сфере духовности, то будем последовательно функционировать анным офаюм вовсех духовных гроявлениях и в любое время (Rooney, 1990).
Это превращается в привычку.

6. Привычки, несмотря на все их негативное давление, придают нашим действиям последовательность и регулярность. Это касается и наших метапривычек мышления. Кодируя и обрабатывая информацию, мы неизбежным образом следуем определенным паттернам. В силу этой нашей особенности мы и можем выявлять паттерны в мышлении людей.

7. Предвидя, что люди будут меняться в зависимости от контекста и времени. Когда мы растем и взрослеем, меняются паттерны, используемые нами при поиске смысла. Паттерны мышления не функционируют как перманентные, статичные «черты», Намного чаще они действуют как состояния.
Например, в случае «нормального» и здорового перехода от детства к взрослой жизни мы обычно ожидаем, что человек поменяет зависимость от окружающих (внешнюю) на зависимость от собственных представлений, ценностей и убеждений (внутреннюю). Как правило, это характеризует здоровое личное «центрирование».
Ллойд (Lloyd, 1989) решил заняться исследованием данного вопроса. Его диссертация «Влияние представлений о ролевых ожиданиях на выполнение тестов» посвящена изучению гипотезы о чертах личности — именно она стоит за разработкой ряда психометрических тестов (Анализ темперамента Тейлора-Джонсона и т. д.). Он проверил то допущение теории черт, согласно которому личность человека не меняется на протяжении лет и не изме¬нится, если вы попросите его выполнить тест, когда он находится в разных состояниях.
Однако эксперименты с выполнением тестов демонстрируют совершенно обратное. Показываемые людьми результаты сильно меняются, если они представляют, что выполняют тест в «18-летнем возрасте», в «нынешнем состоянии», «когда им будет 60» и т. д. Другими словами, состояние (пусть даже воображаемое) определяет «черту».
В итоге, поскольку метапрограммы описывают наши менталь¬но-эмоциональные категории внутренних паттернов, они определяют, какой информацией мы воспользуемся и как мы сформулируем наше «мировоззрение» и наше «представление о себе». Зная это, мы можем работать с другими людьми спокойно, вдумчиво, уважительно и терпеливо. Нам не нужно нападать на чьи-то конкретные метапрограммы или раздражаться по их поводу. Зная это, мы также можем точнее предугадывать, как поведет себя тот или иной человек.
Если мы будем помнить, что описанные программы не существуют в виде объектов или постоянных черт, мы сможем отказаться от помещения людей в концептуальные ячейки. Вместо этого мы получим возможность эмпатически понять наших партнеров, по отношениям и коммуникации. Помните, что люди не эквивалентны своим программам — они лишь проявляют определенные, стили мышления и эмоций в тех или иных контекстах в то или иное время и могут иногда приобретать некоторые действитель^ но укореняющиеся ментальные и эмоциональные привычки.

Средства для понимания людей
Развитие навыков чтения людей требует ряда инструментов. Какие средства для понимания людей больше других понадобятся вам при использовании этой модели?

1. Сенсорное осознание. Раскрывайте свои глаза, уши и другие органы чувств навстречу информации, которую постоянно Предлагают другие люди. Переходите в состояние «аптайм». Держите под контролем все свои мысли, эмоции и фильтры состояния «даунтайм» и направляйте осознание только на находящиеся перед вами стимулы. Чем больше навыков активного слушания
пы приобретете, тем легче вам будет понимать людей.

2. Разграничение описательных и оценочных терминов. Это поможет вам избежать «чтения» окружающих посредством ваших паттернов и фильтров. Когда вы проводите грань между тем, что вы фактически видите, слышите, ощущаете в процессе сенсорного осознания (описание), и ценностями и смысловыми нюансами, которые обусловлены воспоминаниями, травмами, убеждениями (оценка), вы можете избежать проекции (чтения мыслей). Спросите себя: «Что значит для меня данный описательный элемент, (речь, жест, действие, эмоция и т. д.)?», чтобы запустить собственную систему смыслов и понять ее. Поскольку все оценочные слова и процессы исходят из нашей собственной модели мира, нам необходимо постоянно переходить к мета, уходить от содержания и использовать описательную модель.

3. Выделение лингвистических маркеров. Данные маркеры являются ключами, которые показывают, как человек воспроизводит и форматирует свой опыт. Используйте их, чтобы получить представление об операционной модели мира данного человека.
Многие метапрограммы имеют ключевые слова и термины, которые укажут вам на их присутствие.
Тот, кто производит визуальную обработку (№ 3), использует визуальные слова («вижу», «смотрю», «цвет» и т. д.); человек, производящий кинестетическую обработку, использует слова, относяшиеся к чувствам и ощущениям («чувствую», «тяжелый», «гладкий», «давление» и т. д.); обрабатывающий аудиально— слова, относящиеся к звукам («слышу», «вызывает отклик», «звучит правильно» и т. д.).

4. Расширение и углубление знаний о паттернах. Паттерны дадут вам ключ, с помощью которого вы сможете «читать» и понимать людей. Они позволят вам организовать поступающую информацию и извлечь из нее смысл. Учитесь, упражняйтесь, запоминайте, используйте, практикуйтесь, пока вы не сделаете эти паттерны своей «второй натурой», частью собственных процессов, пока они не станут интуитивными. Подобно тому как мы производим выделение и разграничение аудиальных параметров при оценке музыки и визуальных — при оценке произведений изобразительного искусства, мы должны развивать
свои органы чувств для фиксации дискретных особенностей метапрограмм.

5. Очистка кинестетических каналов. Одно из наших средств «чтения» людей включает ощущаемое воздействие, которое слова, жесты и поведение другого человека оказывают на нас. Но, чтобы использовать эту способность, необходимо привести себя в спокойное состояние — тогда вы сможете четко выделить нюансы, которые воздействуют на наши органы чувств и эмоции.
Только кинестетического осознания недостаточно. Наши кинестетические каналы не должны быть «загрязнены» нашими собственными эмоциями, эмоциональными фильтрами и предубеждениями.
Когда люди говорят о своем подходе к окружающим с позиции чувств, они обычно имеют в виду способность воспринимать свои собственные чувства, а не чувства другого человека. Однако это ведет к чтению мыслей, проекции и явным галлюцинациям в отношении других! Эмоции, которые, как им кажется, они слы¬шат, видят и ощущают в других, исходят от них самих. Именно способность проводить грань между тем, что мы воспринимаем как информацию, идущую от других, и тем, что мы порождаем внутри себя, отличает эффективных коммуникаторов от «чтецов мыслей».
6. Переход к мета. Переходите к метауровням — темперамента, ментальной, эмоциональной, рациональной и прочей обработки. Непрерывно задавайтесь вопросом: «Что данная манера речи, поведения, эмоций и т. д. говорит мне об операционных метапрограммах человека в текущем контексте?; «Какую информацию это дает обо мне и: моих метапрограммах?

7. Постоянные сомнения в достоверности своего чтения. Проверяйте свои заключения и допущения. Спрашивайте челог века о его мыслях, эмоциях, предпочтениях и т. д. Собирайте больше информации и сверяйте ее с общей конфигурацией черт человека.

Заключение
Н ЛП сначала предлагает нам средство для управления собственным мышлением, а затем — модель для понимания других людей. Начиная с пресуппозиции, что каждому из нас присущ уникальный мир мышления, эмоций, значений, опыта и т. д., мы стараемся понять других людей с точки зрения их ментальных карт мира. Это относится также к их стилю метакартирования (метапрограммы). Признание и оценка существующих между людьми различий позволяет нам подстроиться под их модель мира, вместо того чтобы спорить с ними по ее поводу. Насколько же содержатель¬нее этот процесс!
В последующих главах мы дадим наиболее полный перечень метапрограмм, которые описаны на данный момент. Однако этот список, разумеется, не исчерпывает данный предмет. Фактически как нам кажется, мы только приступили к изучению огромной области знаний, связанных с тем, как люди сортируют, отбирают и воспринимают информацию.

<< глава 1 ОГЛАВЛЕНИЕ глава 3 >>


Количество просмотров: 4844

Что ещё смотрели люди, читавшие данную статью:
Мак-Дермотт Ян и О'Коннор Джозеф. НЛП и здоровье (Использование НЛП для улучшения здоровья и благополучия). 2часть [2336]
Алдер Г. НЛП: Современные психотехнологии. 6-7 гл. [3058]
Анвар Бакиров. С чего начинается НЛП. 8часть [2769]
Мак-Дермотт Ян и О'Коннор Джозеф. НЛП и здоровье (Использование НЛП для улучшения здоровья и благополучия). 6часть [2521]
Мак-Дермотт Ян и О'Коннор Джозеф. НЛП и здоровье (Использование НЛП для улучшения здоровья и благополучия). 3часть [2024]

Ключевые слова для данной страницы: Боб Боденхамер и Майкл Холл 51 МЕТАПРОГРАММА НЛП - 1 часть 2 глава.


Библиотека сайта © ezoterik.org 2011