Главная сайта

Библиотека Эзотерики, Оккультизма, Магии, Теософии, Кармы.
  Оглавление  

БИБЛИОТЕКА

Информация
Поиск:

Книги в библиотеке:

категория Астрология [38]

  ДЖОАННА ВУЛФОЛК [20]
    
категория Белая Магия, черная, практическая ... [87]

  Практическая магия Автор: Папюс [8]


категория Великие, известные Эзотерики: Лао Цзы, Мишель Нострадамус. [13]

  Бхагван Шри Раджниш (Ошо) [48]
    
  ВИГЬЯНА БХАЙРАВА TAHTPA, КНИГА ТАЙН [83]
    Эзотерические техники, приемы, методы от ОШО
  Карлос Кастанеда [63]
    
  Предсказательница Ванга [13]

категория Гипноз. Принципы, методы, техника. [19]

категория Деньги, успех, процветание. [38]

категория Дети - Индиго [29]

категория Карма [9]

категория Нетрадиционная медицина [82]

  Мазнев Н.И. Лечебник, Народные способы [36]
    
категория НЛП [34]

категория Нумерология [17]

категория Психология [66]
Имеется связь с разделом Эзотерические тренинги, психотехники, методы...
  Дейл Карнеги. [19]


категория Разное [113]
Некаталогизированные материалы по эзотерике
категория Теософия [30]

категория Эзотерика, Оккультизм [74]

  Александр Тагес - Омикрон [10]
    
  Астрал [30]
    
  Ментал [3]
    
  Семь тел, семь чакр. [11]
    
категория Эзотерические тренинги, психотехники, методы для изменения состояния сознания, тренировки, разгрузки и т.п.. [66]

Свежие материалы:

свежие материалы Анни Безант ПУТЬ К ПОСВЯЩЕНИЮ и СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (заговоры защитные, обереги 4 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (для любви, семьи, на удачу в жизни и в делах, для привлечения денег 3 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (заговоры от болезней, для красоты. 2 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (от болезней)
→ Подробнее

Популярные материалы:

популярная литература [более 29600 просмотров]
Заговоры, заклинания, знахарские рецепты и многое другое из Учебника Белой магии. → Подробнее
популярная литература [более 19600 просмотров]
Снять порчу, наговоры, заговоры 1часть → Подробнее
популярная литература [более 10800 просмотров]
Книга проклятий → Подробнее
популярная литература [более 9600 просмотров]
Сафронов Андрей - Энергия денег → Подробнее
популярная литература [более 9100 просмотров]
Практическая магия. Определение магии Папюс 1 глава → Подробнее

Другие разделы сайта:

Сонник - толкование снов
Рецепты народной медицины
Гадание онлайн
Гадание на картах Таро
Бесплатные гороскопы
Психологические тесты
Развивающие игры
Нумерология



Авессалом Подводный - Каббала чисел 2 часть

        
Значения чисел 20 - 36. Уровни:
Уровень 6 ПЛОТНАЯ КАРМА (числа 22 - 28), Уровень 7 ТОНКАЯ КАРМА (числа 29 - 36)


20


ДВАДЦАТЬ — оживление материи, зооморфизм, полтергейст, спиритизм, целительство.

Комментарий . Естественное толкование чисел, начиная с двадцати, дает людей очень высокого духовного уровня и со способностями, существенно превышающими понимание среднего человека. О таких людях на среднем уровне можно составить лишь общее представление, и в данном сочинении иных задач и не ставится. С другой стороны, распространены нижесредние проявления этих чисел, которые, встречаясь в обычных людях, символизируют лишь некоторую, иногда не главную или, на первый взгляд, даже вовсе несущественную черту, особенность или склонность. Однако она будет предвестником полного раскрытия принципа данного числа, которое обязательно произойдет несколько позже, может быть, даже не в этой жизни. Но читателя это не должно смущать: подготовка к высшим уровням проявления духа очень сложна и длительна.

20=4 х 5 — двадцать символизирует оживление косных форм; это первый явный результат работы тонкого плана по просветлению плотного. Применительно к человечеству, начиная с двадцати, идет уровень людей, для которых реальность тонкого мира не только не отделена от плотного, но воспринимается органами чувств — обонянием, осязанием, зрением, слухом, вкусом; эти люди воспринимают ауру материальных предметов, и тогда становится очевидной их жизнь, то есть индивидуальные реакции на внешнюю среду, в том числе и эмоциональные — страх, настороженность, радость, удовольствие и т.д.

Человек двадцати — это, например, художник, который нарисует пару башмаков так, что они покажутся живыми — и для достаточно тонко воспринимающих людей это так и окажется. На высоком уровне двадцать может дать способность воскрешения из мертвых — дар, дающийся далеко не каждому пророку и свидетельствующий (20=19+1) о качественно ином уровне власти над материальным миром, чем существует в пределах чисел, меньших двадцати, когда законы природы по видимости соблюдаются, хотя уровень “случайных” совпадений иногда может быть подозрительно высоким. На среднем уровне это, например, плотник, каменщик или ювелир, чей контакт с материальными предметами совершенно их оживляет, так что они делаются послушными его воле и в дальнейшем, после обработки, несут сильный отпечаток его личности. В целом, независимо от уровня оккультного восприятия, человек двадцати ощущает вещи и предметы как живые, а если ему иногда попадется действительно мертвый кусок, то есть с начисто ободранной аурой и с черной дырой вместо предполагаемого энергетического каркаса, человек двадцати может заткнуть эту дыру и в том или ином виде воссоздать энергетику предмета, то есть его оживить. Естественно, что вещи чувствуют его внимание, понимание и любовь и платят взаимностью и послушанием.

20=19+1 — в то время как пророк девятнадцати целиком сосредоточен на трансляциях своего духовного канала (в ту и другую сторону) и обладает властью идеальной, то есть над душами людей, следующий уровень — двадцать — означает настолько сильный канал в тонкий план, что его энергетика оживляет “мертвые” предметы и, наоборот, материализует астральные формы (20=5 х 4), то есть воплощает в плотном жизнь тонкого плана. Это уровень связи двух видов самосознающего духа — на плотном и на тонком планах (20=10+10) — в частности, как общение с душами умерших. Это, однако, еще не духовидение, достигаемое лишь в семидесяти (70=10 х 7). Человек двадцати (20=10 х 2) ощущает непреодолимый барьер между сознательной жизнью в тонком и плотном мирах, эта поляризация для него мучительна и непреодолима.

20=17+3 — первое гармоничное проявление Божественной любви — это любовь к неживым предметам.

Двадцать светится отчасти потусторонним сиянием, абстрактно мистично, но в то же время очень хорошо чувствует материальные предметы, имея с ними отчетливый личный контакт; по совести, только на этом числе (и его кратных) можно назвать себя материалистом в лучшем смысле слова.


21


ДВАДЦАТЬ ОДИН — странствующий святой, странник; обыденное чудо; гармонично практически используемый устойчивый вертикальный канал; радио, телевидение, компьютеры, целительство, гипноз, внушение, литературный язык.

Комментарий. Двадцать один завершает пятый уровень проявления духа и символизирует достигнутую на плотном плане гармонию тонкого (21=7Ѕ3). Другими словами, двадцать один означает устойчивый канал в тонкий план, гармонично вписавшийся в реальность плотного: обыкновенное чудо, к которому плотный план привыкает и, смотря как на почти обыденность, начинает использовать в прикладных целях. Это означает одновременно и профанацию тонких энергий, и самообман плотного плана: все таки проявление двадцати одного это всегда чудо, то есть плотными категориями необъяснимо, хотя возникающие эффекты и имеют явно материально прикладной характер, и очень хочется, в целях “экономии мышления” (математический термин, предложенный Н. Бурбаки), а также следуя “бритве Оккама”, не умножать без нужды число фундаментальных понятий, но просто закрыть глаза на необъяснимое, ограничившись обещанием разобраться в этом как-нибудь потом, лет через пятьсот, когда плотная, то есть материалистическая, наука (от которой к тому времени и следа не останется) достаточно разовьется. Таким образом, тройка в разложении 21=7 х 3 символизирует не только гармоничную включенность тонкого канала двадцати одного в плотный план, но и его чрезвычайную устойчивость в плотной реальности, вследствие чего возникает ощущение, что он целиком ей принадлежит, несмотря на очевидные признаки противного. Символ двадцати одного — антенна, которую плотный мир изо всех сил старается представить печной трубой.

Человек двадцати одного на высоком уровне — святой странник, пророк с очень сильным каналом, создающим вокруг себя магическую реальность, где самые обычные вещи и действия приобретают высокий духовный смысл. Такой странник не делает ничего особенно магического, просто живет и разговаривает на любые темы, но вокруг него постоянно происходят необыкновенные вещи — исцеления, разрешения дотоле нерешаемых жизненных проблем и т.д. Однако смотреть на него как на нечто обычное, хотя и редко встречающееся, было бы грубой ошибкой и профанацией — этот человек несет чудо, то есть непосредственную реальность тонкого плана, и вдобавок хорошо адаптированную к плотной.

21=11+10 — прямой выход в тонкий план, проводимый под руководством живого человека — учителя высокого уровня.

21=3+7+11 — “тройка, семерка, туз” — можно толковать по разному, например: открытый прорыв на Землю через два уровня исходного гармоничного духовного плана, или: успех карточного выигрыша (21), достигнутый на основе чувств собственной гармонии и сбалансированности (3) с помощью ведьмы (черного духовного учителя — 7) путем прямого выхода в ад (11).

21=19+2 — странник — это пророк, постигший поляризацию дух материя в плотном плане и приспособивший к ней свой канал.

Двадцать один на первый взгляд производит сильное, но обычное впечатление. Лишь присмотревшись, можно увидеть в нем то чуть-чуть, которое отличает чудо от редкого явления, а гений от таланта — прямой канал в тонкий план; и лишь поднявшись по этому каналу вверх, можно обнаружить, что двадцать один совсем “не от мира сего” — посланник в чистом виде.


Уровень 6
ПЛОТНАЯ КАРМА


22


ДВАДЦАТЬ ДВА — видимая поляризация тонкого плана, добро и зло как мировые начала, “мир” и аскеза, скит, искушение, “похоть жизни”.

Комментарий. Двадцать два открывает шестой уровень проявления духа, на котором плотным планом осознается его карма, различными образами постепенно для него материализуясь.

Двадцать два (=11 х 2) символизирует видение себя плотным планом как арену борьбы двух активных противоположных начал — доброго и злого, или эволюционного и инволюционного, каждое из которых носит тонкое происхождение. Человек двадцати двух — это святой, за душу которого идет активная борьба между ангелами и дьяволом, причем человек отчетливо это борьбу ощущает и принимает в ней осознанное участие; при этом он видит тонкие силы с той же ясностью, что и материальный мир, причем первые для него имеют четкую поляризацию (это — от Бога, а это — от Сатаны); иногда, правда, дьявол пытается прикинуться невинной овечкой, но у нее довольно быстро обнаруживаются слишком массивные копыта, неестественно длинный хвост и откровенно приспособленные для мясоедения зубы. Человек двадцати двух обладает очень сильным и устойчивым каналом в тонкий план и соответственно властью над плотным планом, и его видения ни в коей мере не являются иллюзорными, хотя в зависимости от его культурного уровня (и конфессиональной принадлежности) они могут иметь более или менее антропоморфный облик. Главный соблазн на этом уровне заключается именно в самой идее поляризации тонкого мира, которая принимает слишком определенно отчетливые формы, то есть антагонизм между Богом и Сатаной чересчур откровенен; однако это преодолевается лишь на уровне двадцати трех, когда карма плотного плана является в откровении. А пока этот соблазн не преодолен, идет насильственная поляризация плотного плана и просветление его неподготовленных к этому фрагментов (“Ты — от дьявола, и сейчас я тебе обломаю рога, а ты — от Бога, и чтоб с завтрашнего дня был святым, а то плохо будет!”). Сам человек при этом бросается то в открытое сражение с дьяволом (который, напоминаю, для него более чем реален и чаще всего побеждает — силой, хитростью или мирским соблазном), то в пучину самоуничижения (с подсознательно вытесненной гордыней) и не соответствующую его уровню аскезу, с сильным элементом самообмана и подавлением неизжитых плотских вожделений.

В двадцати двух карма плотного плана впервые являет себя столь откровенно недвусмысленно, что человек постоянно реально чувствует себя игрушкой судьбы, но пока не в силах ее постичь, и постоянно приписывает свои злоключения проискам дьявола. Не следует, однако, судить его поступки стандартной этикой плотного плана — он далеко выходит за его пределы, и правильно понять силу и характер его искушений и сомнений, находясь на более низких уровнях, невозможно.

22=21+1 — человек двадцати двух это во многих отношениях противоположность адаптированному к плотному плану страннику двадцати одного. Здесь, наоборот, идет практически полное отрицание духовности плотного плана, “мира”, акцентируются его потребительские и профанационные начала, и характерно стремление отделить агнцев от козлищ и увести духовность в скит, оставив “мир”, полный соблазнов, в них и гибнуть, наподобие Содома и Гоморры.

22=10+12 — выход человека в план космической гармонии обнажает его всевозможные несовершенства и делает его “мирские” привязанности и земную ограниченность источником сильнейших внутренних конфликтов.

Двадцать два активно, энергично, противоречиво внешне и внутренне, вокруг него вспыхивают светлые зарницы и пахнет дымом и серой. К нему сильно притягивает людей с нерешенными проблемами и отталкивает гармоничных. Счастья он не принесет и ясности чаще всего тоже, но может привлечь ураган, который сдвинет с мертвой точки; куда именно, зависит от вас.


23


ДВАДЦАТЬ ТРИ — плотная карма, монах-затворник, искупление давней вины длительным добровольным самоограничением или принудительным страданием.


Комментарий. 23=22+1 — результатом интенсивной проработки жесткой поляризации влияний и каналов тонкого мира является видение путей развития плотного мира с позиций тонкого; этот лабиринт, чьи стены невидимы даже на уровне двадцати двух, называется кармой. Конечно, двадцать три не означает полного видения кармы плотного плана; оно символизирует лишь самую жесткую, непроходимую ее часть — чаще всего то, что приходит человеку из прошлых воплощений и непосредственно связано с его внешней реальностью, например, судьбой страны и семьи, где он родился; карма, нарабатываемая им в данном воплощении, бессознательно и сознательно, символизируется соответствующими кратными двадцати трех.

Человек двадцати трех видит всю наивность противопоставления зла и добра; с его точки зрения, существует общий процесс эволюции плотного плана, смысл которого — постепенное его высветление; последнее, однако, видится как очень жесткий процесс. Как всегда, простое число символизирует первое, грубое проявление определенного основного принципа, и, за отсутствием делителей, вся набранная его предшественниками мудрость ощущается таким числом исключительно потенциально, то есть присутствует как бы глубоко в подсознании. Поэтому двадцати трем карма видится очень ярко и представляется крайне жесткой, а пути ее изживания просматриваются далеко не все и преимущественно самые простые и прямолинейные — но зато надежные.

Отсутствие противоречий, отсутствие хотя бы внешней гармонии, видимой жизненности и духовности (обусловленные неделимостью на 2, 3, 5, 7) дает двадцати трем определенную сухость проявлений; как учитель — это очень жесткий вариант: он предложит путь, требующий от ученика огромной внутренней дисциплины и самоотверженности, например, долгие годы одинокой сосредоточенной внутренней работы без признаков надежды на видимые результаты. Сам человек двадцати трех склонен думать, что это единственный путь; во всяком случае, другого он не видит, и иногда так оно и есть; однако сказать точно, так ли это, на этом уровне невозможно.

Опасность двадцати трех заключается в переоценке уровня своего видения кармы плотного мира. Откровение ее ясного видения настолько сильно, что человеку трудно отделаться от впечатления, будто он видит ее всю, что в действительности является грубым заблуждением; однако его видение в основном истинно, и его указания могут сэкономить многие годы, а иногда и целые воплощения тяжелых, почти напрасных усилий типа перемешивания болота. На уровне двадцати трех отчетливо видно, что далеко не все ошибки, заблуждения и топтание на месте могут быть в дальнейшем хоть как-то конструктивно использованы.

23=16+7 — духовный путь приводит мага в келью, заставляя забыть все свои инструменты и способы вламывания в тонкий план.

Человек двадцати трех это столпник или, в менее экзотическом варианте, монах затворник, не одолеваемый никакими особыми искушениями, но видящий духовный смысл своей жизни в сосредоточенной молитве и определенном аскетизме; только на этом уровне оправдан уход в скит. Однако подсознательное искушение фанатичной преданности только такому духовному пути как для себя, так и для своих учеников, преодолевается лишь в двадцати четырех. На среднем уровне влияние двадцати трех выражается в том, что человек знает, как надо — чаще всего оказывается прав, но почему-то ужасно зануден и прямолинеен, видя индивидуальное творчество главным образом в неукоснительном соблюдении законов плотного плана.

24


ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ — космическая карма (общая для плотного и тонкого планов); гороскоп с домами; космическая природа плотной кармы; космическое братство.


Комментарий. 24=23+1 — если в двадцати трех карма плотного плана видится жестко определенной и самодовлеющей, то в двадцати четырех она открывается в ее связи с кармой тонкого плана, что делает ее восприятие значительно более гармоничным и возвышенным.

24=12+12 уподобляет природу плотного плана природе тонкого на основе некоторой гармоничной космической идеи, пронизывающей оба плана и материализующейся в каждом из них по своему, но в принципе похоже. Разложение 24=12+12 символизирует взаимодействие гармоничной космической природы тонкого и плотного планов и, следовательно, влияние на плотный план высшей (для него) космической гармонии тонкого плана, что можно проиллюстрировать астрологической картой с двенадцатью домами и двенадцатью зодиакальными знаками (см. рис.): дома символизируют земную плотную реальность, то есть конкретные обстоятельства жизни человека, зодиакальные знаки — тонкую реальность, которая материализуется в виде стиля, то есть общего характера происходящего в плотном плане, но не самих конкретных событий. Символическое соответствие между зодиакальными знаками и домами (Овен — 1 дом, Телец — 2 дом и т.д.) означает аналогию в космической природе плотного и тонкого земных планов; фактическое соответствие, определяемое картой рождения (на приведенном рисунке 1 дом управляется Близнецами, 2 дом — Раком и т.д.), символизирует определенный способ воплощения космической природы тонкого плана в плотных (конкретных) обстоятельствах судьбы данного человека.

В двадцати четырех плотная карма уже не мертва, как в двадцати трех, но еще не жива, как в двадцати пяти, и тем более не духовна, как в двадцати восьми, — однако она космически осмысленна; человек двадцати четырех воспринимает себя и свое высшее начало (то есть в первом приближении, свой тонкий план) как часть общей космической эволюционной программы и видит свои неприятности и ограничения (узлы и границы плотной кармы) как часть, проекцию или символ общих затруднительных обстоятельств плотного и тонкого планов — здесь пропадает чувство одиночества и возникает первое ощущение космического братства, духовного единства всего Космоса. Это гораздо более высокий уровень, чем достигается в восемнадцати, когда Учение о космическом братстве может быть провозглашено, но воспринимается совершенно абстрактно: 24=18+6, то есть для достижения отчетливого включения в космическую гармонию нужно построить на основе эзотерического учения жизнь, оформленную в плотном мире.

24=2 х 12 — противоречие между тонким и плотным планами в двадцати четырех ощущается не только, как разрыв между ними, но и как трудности осознания связи и природы того и другого, что проявляется, в частности, в существовании различных систем домов в астрологии;* кроме того, в двадцати четырех космическая эволюция подразумевает известное противопоставление плотского и духовного, которое частично снимается лишь в двадцати восьми и тридцати шести (см. далее).

(* В связи с этим могу предложить астрологам следующую натуральную систему домов, основанную на чисто символическом соответствии между домами и суточным циклом вращения Земли: в этой системе все дома равны (составляют по 30о), а Солнце находится в надире, то есть в вершине четвертого дома, ровно в полночь по официальному местному времени, то есть по времени, фактически принятому в данный период в данной местности (оно может быть поясным, декретным, летним и т.д. — это не учитывается никак). Таким образом, если Т — официальное время, а S — эфемерида Солнца в Зодиаке в этот момент, то эфемерида надира N вычисляется по формуле: N=S + 0,25Т град/мин (для вычислений Т следует выразить в минутах). Например, человек, родившийся в Москве 29 мая 1989 года в 12.00 по официальному (то есть летнему декретному) времени, что соответствует 8.00 по Гринвичу, будет иметь Солнце в 7о 56' Близнецов, то есть S=67о 56' от 0о Овна, и, следовательно, его натуральный надир будет N = 67о 56'+12 х 60о /4 = 247о 56' от 0о Овна или 7о 56' Стрельца, то есть Солнце окажется в натуральной середине неба; натуральный асцендент будет, соответственно, в 7о 56' Девы, куспид второго дома в 7о 56' Весов и т.д. Натуральная система является жесткой, то есть каждая планета считается принадлежащей только тому дому, в котором она фактически находится, независимо от ее близости к границам соседних домов.)

24=8 х 3 — гармоничное использование инструментов тонкого плана ведет к тому, что становится слышна музыка сфер, то есть отзвук общей космической природы тонкого и плотного планов.

24=4 х 6 — двадцать четыре совершенно материально; оно основано на прочном фундаменте бытия плотного плана и оформляет жизнь этого бытия, встраивая в космическую и в тонкий план. Следует различать операции умножения и сложения: сумма сохраняет лишь легкую, косвенную память о своих слагаемых, первое из которых поднимает второе на свой уровень интерпретации; произведение же содержит в себе каждый из сомножителей явно и располагает ими обоими на своем уровне (в данном случае — двадцать четыре на шестом) отчетливо и устойчиво; при интерпретации акцент идет на первом сомножителе; а второй показывает действие, совершаемое с первым. Поэтому десятка (4+6) сохраняет лишь косвенную память как о грубой форме, основе плотного плана (4), так и о совершенно оформленной жизни (6), в отличие двадцати четырех (4 х 6), в котором то и другое представлено явно.

Двадцать четыре на вид фундаментально, исчерпывающе, практично, возвышенно, космично, эволюционно, но как-то не жизненно, хотя и не дисгармонично. В нем ощущается противоречивость, но не так ярко, как в дюжине или десятке, оно носит более внутренний характер, практически не выплескиваясь вовне: числа шестого уровня, особенно начиная с 23, для этого все же слишком мудры и внутренне тяжеловесны.


25


ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ — оживление плотной кармы, прорыв через трещины плотной кармы, дзен буддизм, Мария Магдалина.


Комментарий. 25=24+1 — противоречия двадцати четырех, связанные с его космически холодным отстраненно безличным характером восприятия плотной кармы, преодолеваются на следующем этапе, в двадцати пяти, ее внезапным оживлением. Двадцать пять ломает все устойчивые формы и оформленные представления о природе жизни плотного плана двадцати четырех, унаследованные ими от четверки и шестерки (24=4 х 6), вводя жизненность качественно иного плана, не зависящую ни от каких ограничений (25 не делится на 4) и содержащую противоречия лишь исключительно своей личной живой природы (25=52).

Вообще двойка в качестве слагаемого символизирует поляризацию объекта, в качестве сомножителя — сопоставление, связь и взаимодействие его с аналогичным тонким объектом, а двойка в показателе степени означает следующую ступень внутренней проработки принципа числа и противоречия, при этом возникающие. Так, например, 9=32 символизирует “чрезмерную” тотальную гармонию и замкнутость, декларируемые, но фактически не достигнутые, 16=42 — чисто структурно материальный (ментально магический) подход, а 25=52 — полностью эмпирически жизненный взгляд на плотную карму.

Глазами двадцати пяти плотный план живой весь целиком, что относится также и к законам его жизни; другими словами, плотная карма на этом уровне воспринимается уже как продукт жизни и творчества самого этого плана.

На уровнях ниже шестого подобный взгляд мог бы показаться несколько наивно легкомысленным, но двадцать пять обладает скрытым знанием всех предшествующих ему чисел и на своем видит то, что остается скрытым от них всех: творчество Абсолюта, проявляющееся в изменении законов космической кармы (25=1+24). Однако способ интерпретации этих изменений, присущий двадцати пяти, определяется его (единственным) разложением на множители: 25=5 х 5, то есть торжеством жизни над всеми догмами и твердынями плотного плана как самого по себе, так и законами его эволюции.

Глубокое противоречие двадцати пяти, символизируемое двойкой в разложении 25=52, отчетливо видно только со следующих ступеней развития духа и заключается в его нигилизме по отношению к любым кармическим ограничениям: подобно тому, как пятерка — это трава, вырастающая между камнями брусчатки и стихийно отрицающая любой порядок косных форм четверки, двадцать пять символизирует чертополох и бурьян, вырастающий на заброшенных дорогах кармы плотного мира — но тот факт, что эти дороги заброшены в соответствии с некоторым общим планом, ускользает от сознания двадцати пяти. Это число означает стихийный бунт против жестких кармических программ, чаще всего дающий ничтожные результаты, но и они чрезвычайно важны как являющие качественный скачок в представлениях о природе плотной кармы — отныне она обладает именно природой, а не только жесткой структурой, хотя бы и космической.

25=23+2 — успешная поляризация, происшедшая в душе монаха затворника, осознавшего и преодолевшего в себе противоречие между “миром” и монастырем, приводит его к принятию живой жизни и живой кармы.

25=13+12 — черный учитель, подвергнувшийся прямому воздействию космических программ, становится изобретательным разрушителем устаревших и более не нужных кармических стен и перегородок.

25=11+14 — прогрессор, освоив высокое духовное учение, обретает глубокое дыхание жизни.

Как духовный учитель человек двадцати пяти с чрезвычайной силой активизирует в своих учениках стихийно творческое начало, помогает им ломать внутренние барьеры и смеяться над своей кармой, предлагая различные прыжки путем спонтанного индивидуального творчества через уровень прямо в Нирвану (дзен буддизм, Раджниш и т.п.). Однако этот путь доступен очень немногим, то есть ученик, идущий этим путем, должен быть подчеркнутым человеком пяти и двадцати пяти, что, следует заметить, не гарантируется отличным аттестатом и даже вузовским дипломом без единой четверки.


26


ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ — великая чистка плотного плана; торжество зла; Армагеддон; эсхатология; распятие Христа синедрионом; грехопадение Адама; чертова (ебена) мать.


Комментарий. 26=25+1 — двадцать шесть символизирует расплату за неуправляемую живость двадцать пяти; оказывается, что легкомыслие наказуемо, но, конечно, не совсем прямолинейно — и порой очень жестоко. 26=13 х 2 — представляет пару черных учителей или, точнее говоря, взаимосвязанных черных программ, одна из которых относится к плотному плану, а другая — к тонкому. В тонком плане рубят лес — а в плотный летят щепки, материализующиеся в немотивированные его собственной кармой, взятой отдельно, мертвые узлы и неразрешимые противоречия, надолго тормозящие его эволюцию или вовсе направляющие его развитие вспять.

Двадцать шесть символизирует торжество в плотном плане сил зла, имеющих сильный канал (инвольтацию) из тонкого. Это очень жесткая программа чистки, легко пройти которую можно лишь на очень высоком эволюционном уровне, отчетливо видя грядущую судьбу — свою и плотного плана — на много воплощений вперед; средним людям она представляется погружением в кромешную тьму ужаса, адского пламени и скрежета зубовного, где торжествуют палачи и предатели, лишенные (от природы или насильственно) чего бы то ни было человеческого, а любые попытки не то чтобы прямой борьбы со злом, но даже просто конструктивных усилий быстро пресекаются угрозой или фактом мученической кончины. Торжество зла кажется окончательным, оно создает полную иллюзию проникновения в сами законы кармы, которые теперь представляются направленными инволюционно. При этом самое тяжелое обстоятельство заключается в том, что не удается ничего понять: устойчивые каналы в тонкий план резко меняют свой характер и становятся источниками зла; создается апокалиптическая картина, когда Бог отступается от мира и его место занимает Сатана.

Двадцать шесть символизирует величайшую чистку плотного плана, когда на месте проверяется его духовность: в самом деле перестают действовать каналы эволюционной поддержки тонкого плана, ангелы хранители сменяются ангелами смерти, а единственная связь с эволюционными программами осуществляется через каналы в тончайший план, символизируемые четырнадцатью, то есть в эти периоды помощь идет только очень тонкая и косвенная, от Высоких Учителей и Учений; однако при величайшем напряжении сил человека она может резко усилиться и стать совершенно реальной. Тогда становится возможной победа одного человека над целым миром мрака — высшее проявление 26.

26=12+14 — высшая духовность подвергает человека, выходящего на уровень космического сознания, труднейшим испытаниям.

26=24+2 — поляризация совместной космической кармы плотного и тонкого слоев влечет совместную чистку их обоих, но особенно плотного.

26=2 х 13 — склока между чертом и его матерью приводит обоих в неистовую ярость, которая вымещается на людях; раздвоенный язык змея искусителя.

Сатанинскими примерами людей двадцати шести изобилует история тираний; примеры высших проявлений — Себастьян Кастеллио против Кальвина, судьбы Николая Бердяева и Александра Солженицына в Советской России.


27


ДВАДЦАТЬ СЕМЬ — рай; абстрактное религиозное восхищение; мистические переживания единства и гармонии Вселенной; мистическое единение ученика, учителя и Учения; блаженные.


Комментарий. 27=33 — двадцать семь символизирует гармонию, наступающую на шестом уровне проявления духа после великого испытания двадцати шести (27=26+1). Символ двадцати семи — это рай, страна вечного блаженства святых и праведников, стойко выдержавших земные испытания. Двадцать семь — это совсем не плоская гармония наивной тройки и, тем более, не показное совершенство девятки; двадцать семь хранит память о всех числах, ему предшествующих, и его гармония охватывает весь уровень понимания плотного плана, его кармы и связей с тонким планом, достигнутых на предшествующих этапах эволюции духа. Двадцать семь — это та блаженная тишина, внезапно наступающая после выдержанной черной бури, в которой явственно ощущается полное единство Вселенной и человека и совершенное согласование всех планов их развития; в жизни среднего человека такие состояния длятся немногие секунды, но переживаются как непостижимое откровение Космической гармонии, объемлющей и несущей оправдание всей его жизни целиком.

Двадцать семь (= 33) символизирует гармоничное объединение и взаимодействие трех планов: плотного, тонкого и тончайшего, или нашедших друг друга ученика, практического духовного учителя и высокого духовного Учителя. “Когда ученик готов, приходит Учитель”, “Когда готов учитель, появляется ученик”. Однако лишь в редчайших случаях, когда мировая гармония являет себя так ярко, как в двадцати семи, то и другое происходит одновременно, то есть духовный учитель и духовный ученик приходят к человеку вместе и через него осуществляется связь тончайшего и плотного планов — интимнейшее и труднейшее духовное переживание, которое требует умения мгновенно переключаться с очень высоких на очень низкие энергетические вибрации или работать на тех и других одновременно. Таким образом, двадцать семь символизирует гармоничное объединение всех планов Бытия, которое, однако переживается не столько духовно, сколько мистически (двадцать семь оканчивается на семерку, то есть 27 º 7(mod10) , что символизирует явное проявление духовности в человеческом канале (десятка), но все же на семь не делится, что означает отсутствие отчетливо акцентированной связи с тонкими планами как изолированными мирами).

Вместо физической фигуры высокого Учителя может включиться другой канал связи с тончайшим миром, например, отчетливая духовная интуиция или Учение, которое прозвучит для человека именно так, как написано, то есть с прописной буквы. Однако в сочетании с одновременно появившимся духовным учеником или даже несколькими, подобное проявление двадцати семи будет иметь в первую очередь сильное мистическое воздействие на человека; реальность вокруг него меняется и приобретает выраженный магический характер, весь мир видится взаимосвязанным и взаимообусловленным, и даже плотная карма, со всеми ее узлами, необходимой и прекрасной составной частью общего гармоничного миропорядка.

Низшая октава двадцати семи — это “дурачки”, блаженные, на высоком уровне — это святые, вокруг которых сама по себе постоянно создается гармоничная, но очень напряженная духовная атмосфера, причем сами они стремятся лишь максимально в ней релаксироваться, предоставляя всю фактическую работу тончайшему и тонкому планам, через них транслирующимся и воспринимающим плотную реальность. Но если магическое пространство, существующее вокруг них, очень гармонично, то его воздействие на плотный план, рассматриваемый с собственных позиций, может быть каким угодно. Ввиду общей гармонии двадцати семи, вокруг него развязываются кармические узлы и разрешаются многие проблемы, но именно это часто не устраивает неподготовленного человека: его привычка ко злу и его энергиям больше, чем он думает.

27=9 х 3 — преодолев свои скрытые антагонизмы и обретя высшую гармонию, формальное совершенство приобретает духовное содержание и полноту; внезапное снисхождение мистического восторга на человека, формально исполняющего обряд, в момент особо гармоничных внешних или внутренних условий.


28


ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ — одухотворение плотного плана; согласование плотной и тонкой кармы; античные боги; идолопоклонничество.


Комментарий. Двадцать восемь завершает шестой уровень проявления духа и, делясь на четыре и семь, возвращает его с высот абстрактного космического блаженства двадцати семи (28=27+1) на ступень явного осознания как своей материальности, так и связи с тонким планом, то есть собственно духовности (28=7 х 4).

Двадцать восемь как бы подводит итог всей предшествующей проработке идеи духовности и духовного учительства, то есть влияния тонкого плана на плотный; разложением 28=1+2+3+4+5+6+7 двадцать восемь символизирует полное духовное проявление, и читатель, не без пользы для себя, может попытаться проинтерпретировать эту формулу.

В двадцати восьми происходит духовное раскрепощение плотного плана: если в пятнадцати камни оживают, то здесь они одухотворяются, становясь частью тонкой реальности. На низком уровне человек двадцати восьми — это идолопоклонник, одухотворяющий своим поклонением каменного идола до такой степени, что тот становится чудотворным, то есть проводником сильного устойчивого канала в тонкий план.

На высоком уровне двадцать восемь означает видение плотной кармы как полностью подчиненной духовной цели; здесь нет внешней гармонии (двадцать восемь не делится на три), но, тем не менее, в двадцати восьми ощущается чрезвычайное внутреннее единство, фундаментальность и законченность — на этом числе заканчивается развертывание темы духовности как взаимодействия плотного и тонкого планов как в статике (пятый уровень), так и в динамике (шестой уровень — плотная карма). При этом двадцать восемь так же, как и шестерка, является совершенным числом, то есть равно сумме своих делителей, что означает высшую оценку проделанной работе: шестерка блестяще замыкает второй уровень проявления духа (оживления материи), 6=1+2+3, а двадцать восемь не менее блестяще, но, разумеется, гораздо более фундаментально и серьезно завершает шестой уровень проявления духа, полностью одухотворяя плотный план и его законы развития (карму): 28=1+2+4+7+14, что может быть проинтерпретировано как материализованное поляризованное Начало, получившее Учение из рук практического духовного учителя (в последней сумме фигурируют все делители двадцати восьми и только они, как и в вышеприведенном разложении шестерки, интерпретация которой приведена в ее описании).

28=25+3 — гармоничное разрешение излишней хаотичной жизненности двадцати пяти заключается в одухотворении плотной реальности и прямом подчинении плотной кармы тонкой; таким образом, двадцать восемь — это откровение согласования плотной и тонкой кармы.

Однако это единство не означает их равноправия, и противоречие двадцати восьми (28=14 х 2) заключается в определенном противопоставлении и несоответствии духовных учений плотного и тонкого планов; на этом уровне согласовать их не удается, откуда вытекает необходимость деления Учения плотного плана на эзотерическую и экзотерическую части.

Двадцать восемь символизирует выход на вишудху — план оформленного совершенства; это античный бог, совершенный в своих внешних проявлениях, знающий плотную карму и в ее пределах управляющий земными судьбами.


Уровень 7
ТОНКАЯ КАРМА


29


ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ — откровение тонкой кармы; фея, добрый волшебник.


Комментарий. Двадцать девять открывает седьмой уровень раскрытия духа, на котором происходит проявление тонкой кармы (то есть кармы тонкого плана) и обнаруживается ее влияние на плотный.

29=28+1 — тема плотной кармы, исчерпанная (на своем уровне) двадцатью восемью, продолжается путем головокружительного переворота, сходного с переходом от пятнадцати к шестнадцати, когда сознание, привыкшее в течение всего четвертого уровня к точке зрения плотного плана и влияния на него какого-то постороннего тонкого, внезапно вынуждено смотреть на ту же ситуацию глазами тонкого плана, воспринимая уже именно плотный как посторонний и чужеродный. Аналогично этому двадцать девять символизирует откровение тонкой кармы, когда с полной ясностью обнаруживается не только существование последней — оно хорошо известно, — но и ее очевидно ведущая роль в бытии плотного плана. Похожий шок, вероятно, испытывает деревенский ребенок, впервые попавший в город и, с трудом налаживая отношения с автомобильным потоком, внезапно обнаруживающий, что внутри каждой машины сидит человек и ею управляет. Расписание движения автобусов и режим работы светофоров — это плотная карма, а поведение и жизнь водителей — тонкая.

В жизни человека плотная карма — это все то, что касается его очевидным и непосредственным образом: императивные внешние обстоятельства, сильные желания, навязчивые состояния, от которых ему трудно избавиться и т.д. Тонкая карма — это то, что стоит за очевидным фасадом внешней и внутренней жизни, но и той и другой фактически управляет, оставаясь, разумеется, в определенных границах. Так в сказках складываются отношения между добрым и злым волшебниками (а в гороскопе — отношения между домами и зодиакальными знаками или между мажорными и минорными аспектами): злой волшебник имеет большую и очевидную власть (плотная карма), а добрый (тонкая карма), хотя тоже могуществен, почему-то не может ему явно противостоять и предпочитает действовать косвенно, постоянно куда-то скрываться, делаясь невидимым и оставаясь за кадром до тех пор, пока зло не будет побеждено, плотные кармические узлы развязаны, справедливость установлена.

На уровне среднего человека влияние двадцати девяти выражается в его ощущении примата внутренней жизни над внешней, то есть твердом убеждении, что внешние обстоятельства и проблемы суть не что иное как проекции нерешенных внутренних. Этот человек в случае неудачи и неприятностей никогда не занимается проекцией вины на других людей или внешние обстоятельства, но не потому, что считает это неэтичным, а потому, что внутри себя четко ощущает, что истинная причина в нем самом. На более высоком уровне человек двадцати девяти часто умеет найти и разрешить внутреннюю проблему, соответствующую внешней, после чего последняя исчезает сама по себе, без его особых внешних усилий, хотя раньше могла казаться безнадежной. Но главное, что отличает человека двадцати девяти, это его способ видения мира и взаимоотношений его тонкой и плотной кармы: вторая никогда не кажется ему главной, и его основные интересы лежат в тонких сферах, которые многим другим людям кажутся эфемерными.

29=15+14 — добрый волшебник — это высокий духовный учитель гармоничной жизни.

29=22+7 — рука прямой духовной помощи помогает душе, изнемогающей в невыносимой борьбе между добром и злом, подняться на уровень видения тонкой кармы и обрести равновесие на высоком уровне.

29=16+13 — добрый волшебник (29) становится черным учителем (13) злому чародею, то есть магу профессионалу (16).

29=12+17 —читатель с удовольствием проинтерпретирует сам.


30


ТРИДЦАТЬ — гармоничное самосознание духа; кармическое противоречие между гармонией тонкой и плотной жизни; соблазн духовной лени.


КОММЕНТАРИЙ. 30=29+1 — тридцать преодолевает первичный шок видения тонкой кармы двадцати девяти и пытается, по видимости гармонично и с чувством своего осмысленного бытия (30=3 х 10), расположиться в пространстве. Однако до полного материального воплощения здесь еще далеко (не хватает делимости на четыре, так что приходиться ждать до шестидесяти), а идеи управления плотной кармой с помощью тонкой пока повисают в воздухе (замечу, что в двадцати девяти есть лишь пассивное видение истинного соотношения между этими видами кармы, и не более того). Тридцать, таким образом, символизирует гармоничное самосознание духа, впервые воплотившего правильные взаимоотношения между тонким и плотным планами как в статике, так и в динамике. Разложение 30=6 х 5 символизирует расцвет жизненного творчества во всех мыслимых формах, которые могут быть доведены до совершенства (шестерка); тридцать гармонично, живо, весело, непринужденно (насколько вообще может быть весело и непринужденно число седьмого уровня, несущее в себе опыт одиннадцати и девятнадцати, четырех и двадцати шести) — но противоречиво. Разложение 30=15 х 2 символизирует противоречие, явственно ощущаемое тридцатью, между гармоничной жизнью в тонком и плотном планах, то есть между жизнью в духе и во плоти. Пока что соединить то и другое вместе невозможно, и хотя в тридцати эти планы противопоставляются далеко не так жестко, как, например, в девятке, или десятке, или одиннадцати, все же гармоничная жизненность тонкого плана настолько кармически не соответствует радостям естественной жизни плотного, что в тридцати ощущается сильная внутренняя поляризация, и ее симпатии колеблются то в сторону гармонизации тонкой кармы, то плотной. Тридцать символизируется водителем старого автомобиля, который плохо слушается хозяина и, кроме того, склонен жить собственной жизнью: иногда взрываться клубами синего дыма, громко завывать мотором, визжать тормозами, а иногда вовсе их игнорировать, капризничать в выборе сортов овса, извините, бензина, и т.д., так что у водителя порой возникает сильное искушение вылезти из за баранки и пойти пешком.

Человек тридцати на среднем (или чуть выше) уровне уже способен видеть и управлять собой настолько, чтобы решать внешние проблемы путем работы над собой; однако это часто кажется ему не то чтобы насилием в грубом смысле, но некоторым принуждением, то есть искажением истинно гармоничной природы вещей, которая со временем (а куда торопиться? в крайнем случае, успеется и в следующем воплощении) приведет внутреннее и внешнее, духовное и материальное, высокое и низкое ко всеобщей гармонии без особенных усилий со стороны самого человека. И хотя где-то внутри себя человек чувствует, что это не так и гармония духовной жизни кармически несовместима с естественной счастливой жизнью плотного плана, и именно сейчас, а не когда-нибудь потом необходимы определенные внутренние усилия и внешнее самоограничение, расслабляющее действие тройки (как делителя тридцати) не дает ему как следует внутренне собраться. В тридцати самосознание духа слишком поверхностно гармонично (30=10 х 3), и следует скорее обращать внимание на истинные противоречия ( 30=15 х 2 ), чем на показную гармонию текущего положения вещей; и именно гармоничность самосознания будет здесь тормозом, а дискомфорт — двигателем дальнейшего развития.

30=16+14 — духовное Учение выводит оккультиста на уровень видения тонкой кармы и гармоничного самосознания.


31


ТРИДЦАТЬ ОДИН — тонкое кармическое препятствие (узел); корень зла; духовное растление; сказочный дракон; змей искуситель.


Комментарий. 31=30+1 — тридцать один, лишаясь поверхностной гармонии тридцати, проясняет причину невозможности гармоничного параллельного развития тонкой и плотной жизни. Эта причина заключается в собственных внутренних противоречиях тонкого плана, то есть в тонких кармических узлах. Первые отблески этих противоречий проявились, достаточно зловещим образом, в двадцати шести; теперь же тонкие кармические препятствия становятся видны воочию.

31=29+2 — тридцать один разрушает иллюзию доброго волшебника (29), в котором обнаруживаются противоречия, нестыковки, а иногда и враждебность, которая, впрочем, проявляется далеко не так явно и прямолинейно, как у злого. Откровение тридцати одного, то есть заузленной природы тонкой кармы, переживается как катастрофа: это откровение сумерек богов, или даже злого Бога, выше которого никого уже нет. Это крушение, не сравнимое с обнаружением земного зла, которое все же оставляет надежду на высшие добро и справедливость, торжествующие в конце концов. Ощущения тридцати одного не сравнимы даже с чувствами, возникающими в душе при полном торжестве сил плотного зла уже в двадцати шести, поскольку там непонятны истинные причины происходящего; тридцать один дает первое ощущение зла как вкорененного в тонкую, то есть почти божественную, природу и притом его устойчивого и вечного там бытия. Кармические узлы и вообще-то не самый приятный объект созерцания, но первое впечатление от тонкого узла оглушает и лишает дара речи.

Вместе с первым шоком на высоком уровне человек тридцати одного испытывает огромное облегчение: наконец-то найден истинный источник бед, тонкий корень зла, который столь долгое время скрывался, маскировался и неустанно плодил новые и новые побеги, сражаться с которыми приходилось постоянно, но истребить до конца не удавалось, поскольку на месте отрубленных, как головы у сказочного дракона, вырастают новые. Зло тридцати одного энергично, собранно и целенаправленно (поскольку 31 не делится ни на 2, ни на 3), и бороться с ним непосредственно очень сложно, да это и не входит в задачи человека; его максимальная духовная задача — устоять на ногах, выдержав это откровение, и не закрыть в страхе и панике глаза на то, что увидел.

На среднем уровне человек тридцати одного ощущает зло как имманентную природе силу; особенно это касается (как ему кажется) собственно человеческой природы. Он удивительно ясно видит в других людях сколь угодно тщательно замаскированные эгоизм, тщеславие, косность, ограниченность, лицемерие, корысть, лень и другие отрицательные качества (читатель может довершить их список до 31 самостоятельно) и рассматривает так называемое внутреннее развитие и духовный рост просто, как перетасовку этих качеств в неизменной по совокупности Колоде человеческих пороков. Таков его способ видения мира, и если ему при этом удается избежать чувства всепоглощающей ненависти и отвращения ко всему плотному плану, а к людям в особенности, то уже одно это будет его огромным духовным достижением. На высоком уровне люди тридцати одного обнажают перед обществом глубокие социальные пороки, отчего последние, словно устыдившись, отчасти съеживаются и ограничивают свою власть над людьми. Противоположный вариант человека тридцати одного — тонкий растлитель душ, лорд Генри, предопределивший падение Дориана Грея.

31=27+4 — материализация высшей мистической гармонии наталкивается на препятствие в виде узлов тонкой кармы.

31=25+6 — оформление жизни без должного уважения к законам кармы ведет к обнажению ее глубоких противоречий.


32


ТРИДЦАТЬ ДВА — инструментальное взаимодействие с жесткой кармой тонкого мира; магия заклинаний; ведьмы; перемещение тонкого кармического узла.


Комментарий. 32=31+1 — в тридцати двух появляются средства для взаимодействия с тонкими кармическими узлами и, в первую очередь, уясняется их структура. Тонкое зло, символизируемое дьяволом и ведьмой, перестает быть непроницаемым; обнаруживаются законы их существования или, по крайней мере, некоторые правила, которые они соблюдают и опираясь на которые можно пользоваться их услугами в личных целях и даже иногда побеждать. Типичная ситуация тридцати двух: является дьявол и предлагает человеку то или иное соглашение (например, продать ему душу) и письменный договор, требуя скрепить (подписать) его кровью; в двадцатом веке часто употребляются и чернила.

32=16 х 2 — это искусство владения жесткими законами кармы тонкого мира, которым подчиняется он весь целиком, включая самые сложные и запутанные ситуации, где, на поверхностный взгляд, царит полный хаос и ни в чем невозможно разобраться. Тридцать два как степень двойки совершенно формально, хотя использует в качестве аппарата (то есть инструментов) не только числа, но и различные слова и звучания. При этом, однако, характерно использование не смыслового, а именно магического воздействия соответствующих выражений, звучание которых достигает тонкого мира и включает действие его твердых законов, которым подчиняются абсолютно все. На Востоке это называется мантрами, в Европе — заклинаниями, и в них важна именно форма, но не эмоциональное состояние человека в момент их произнесения (последнее касается, конечно, именно магии тридцати двух; сами по себе некоторые мантры и заклинания могут использоваться, например, как молитвы человека десятки, и тогда его эмоциональное состояние существенно).

32=25 — магия тридцати двух имеет значительно большую власть над плотным планом, чем магия шестнадцати (= 24), и в ней гораздо больше живости, символизируемой пятеркой в показателе. Если типичный маг шестнадцати это алхимик, вычисляющий формулу трансформации свинца в золото (четверка, скрытая в показателе: 24 =16 — знак косных форм), то типичный маг тридцати двух это ведьма, вступившая в сговор с дьяволом и оправляющаяся по пятницам (точнее, в ночь с четверга на пятницу) на шабаш, где происходят черно магические обряды с заклинаниями, плясками и сексуальными оргиями (вариант: чиновник отправляется на коллегию министерства, в заключение которой составляется протокол).

На высоком уровне тридцать два дает возможность обыграть дьявола его же оружием, но для этого требуется очень большая образованность, бескорыстие и внимание. Результатом победы является разочарованное отступление дьявола и некоторая убыль его сил, но обольщаться не следует: победить его окончательно ни на уровне тридцати двух, ни на каком другом невозможно, пока вообще существуют проявленный мир и числа.

32=4 х 8 — на уровне тридцати двух тонкие инструменты могут уже непосредственно взаимодействовать с плотной материей; это различные чудеса типа оживления Голема или станков с числовым программным управлением.

32=19+13 — маг тридцати двух может стать черным учителем и профанатором идеи новоявленного пророка, только-только получившего посвящение и устойчивый духовный канал. Маг может тем или иным образом соблазнить пророка и магической хитростью отнять у него канал, приспособив к личным нуждам. На более низком уровне эта формула может быть проинтерпретирована так: ведьма отнимает счастье у одного человека и дает другому.


33


ТРИДЦАТЬ ТРИ — оформление кармической связи плотного и тонкого мира; государство; духовная иерархия.


Комментарий. 33=32+1 — если тридцать два означает непосредственное, но скрытое от глаз плотного мира взаимодействие с кармой тонкого, то тридцать три символизирует видимые ему внешне гармонично оформленные способы такого взаимодействия, на первый взгляд кажущиеся совершенно естественными плотному плану; при этом истинный магический смысл соответствующих действия и ритуалов плотного плана, открытый тридцати двум, у тридцати трех уходит глубоко в подсознание.

33=11 х 3 — тридцать три символизирует уровень гармоничного внешнего оформления (3) прямой связи тонкого и плотного планов (11), но элемент прогрессорства, то есть слишком сильного, энергичного и в целом плохо понятного воздействия тонкого плана и (на седьмом уровне) тонкой кармы на плотную все же ощущается. В целом тридцать три можно представить себе как концепцию космической Иерархии, внешне гармоничного или, по крайней мере, по виду естественного, но по существу очень жесткого духовного водительства. На этом этапе проявления духа плотная карма уже как-то адаптировалась к плотной (3) и между ними включен канал прямой связи (11), что ведет к разнообразным последствиям, из которых для плотного плана наиболее существенны два. Именно, многие дисгармоничности и неразрешимые непосредственно плотные кармические узлы становятся разрешимыми (хотя не всегда так, как хотелось бы) при включении сильного вертикального канала, и в целом в результате влияния тридцати трех хаоса и дисгармонии в плотном плане становится существенно меньше; с другой стороны, карма тонкого плана и особенно тонкие кармические узлы просачиваются через вертикальные каналы тридцати трех в плотный план, создавая в нем невиданные и неслыханные, часто очень жесткие, проблемы, как будто не связанные с логикой его собственного развития. Это действительно так, но ввиду смягчающего влияния тройки очевидная нелогичность происходящего ловко камуфлируется и не очень бросается в глаза.

Примером проявления тридцати трех является государство как социальный институт. По своей сути оно носит, если и не Божественный (как полагали древние мудрецы), то, во всяком случае, тонкий характер, и прямо связано с тонкой кармой, о чем не следует забывать людям, испытывающим сложности с получением или переменой гражданства и пропиской или по легкомыслию считающим несущественной графу “Особые отметки” в своем паспорте.

Люди тридцати трех — это крупные государственные чиновники или лица, официально противопоставляющие себя государству, например, лидеры правой и левой оппозиции, легальные диссиденты и т.п. (но, конечно, не мученического типа, как в двадцати шести).

После того, как в узком ответственном кругу магов тридцати двух принимается важное решение, включающее карму тонкого и плотного планов одновременно, вступает в силу аппарат тридцати трех, объявляющий это решение официально: коммюнике о встречах политических лидеров, представляемые центральными газетами, политическими сводками телевидения и т.д. Дипломаты, однако, идут по тридцати двум, хотя, конечно, для того, чтобы стать реальным дипломатом, человеку нужна также сильная поддержка девятки.

Тридцать три не делится на четыре, поэтому государство в принципе плохо приспособлено к решению проблем плотного плана и имеет о них всегда несколько идеализированное и приукрашенное представление (вследствие неделимости на три, и отсюда же вытекает его неторопливость в решении любых вопросов, кроме собственной безопасности, и склонность эксплуатировать все, что можно, пожирая чужую гармонию).

На более высоком уровне тридцать три дает человека, причастного к жесткой Иерархии космических учителей — духовный учитель высокого уровня, но далеко не для всех; наиболее естественные его ученики — прогрессоры одиннадцати или святые дьяволоборцы двадцати двух. Вообще числам, не имеющим (кроме единицы) общего делителя (они называются взаимно простыми), трудно найти друг с другом общий язык; наоборот, наличие общего делителя дает им в соответствующей ему области глубокое взаимопонимание.

33=23+10 — искупив свою плотную карму суровой аскезой (23) и просветленный простой человеческой духовностью (10), человек становится видным государственным деятелем — очень непривычный сюжет, но в каком-то смысле совершенно естественный.


34


ТРИДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ — противоречия космической любви в плотной и тонкой карме; любовь земная и небесная; официальная церковь.


Комментарий. 34=17 х 2 — в тридцати четырех тонкая карма обнаруживает не только свое главенствующее по отношению к плотной происхождение, но также и высшую любовь и милосердие. Тридцать четыре символизирует плохо согласованные друг с другом проявления Божественной любви на плотном и тонком планах. Принцип возвышенной любви, символизируемый семнадцатью, развивается медленно и очень постепенно, поскольку кратные семнадцати в натуральном ряду встречаются редко: в частности, тридцать четыре это всего лишь второе, противоречивое и несовершенное ее проявление, поэтому не следует возлагать на него слишком большие надежды и требовать от него того, что оно в принципе не способно дать, не делясь ни на три, что означало бы внешнюю гармонию, ни на четыре, ни на пять, ни на семь, что давало бы, соответственно, плотную адекватность, живость и прямую духовность.

Единственное, что тридцать четыре (= 33+1) дает непосредственно, — это преодоление свойственной тридцати трем жесткости, исходящей из тонкого плана и присущей вообще сильным вертикальным каналам одиннадцати. В тридцати четырех тонкая карма движима Божественной любовью, и плотная — тоже, а жесткость судеб последней обусловлена лишь несоответствием, плохой согласованностью той и другой. Тридцать четыре символизирует любовь, страдания и радость за человечество Девы Марии при распятии Иисуса Христа.

Одним из проявлений тридцати четырех является институт официальной церкви, то есть внешнее социальное оформление религии. В нем явственно ощущаются все противоречия и несовершенства тридцати четырех, но также и его эволюционное следование за институтом государства (34=33+1). Пафос церкви — примат духовной жизни над мирской, и вообще эта поляризация — символическое проявление разложения 34=17+17, то есть разделения любви на земную и небесную, отсюда же и всеобъемлющая (для церкви) проблема похоти, сиречь низшей любви, понимаемой иногда чрезвычайно широко, включая “похоть жизни” и “похоть науки”. Многим людям, особенно связанным с числами, делящимися на 3, 5 и 7, все это может показаться отталкивающим. Но здесь нужно понимать, что на седьмом уровне проявления духа плотная карма еще совершенно не готова к непосредственному восприятию Божественной любви, и тридцать четыре символизирует лишь фактически первый шаг в этой подготовке (после ее откровения в семнадцати), и плотный план, столкнувшись впервые с присущими Божественной любви (как ему кажется) противоречиями, решает для себя вопрос: нужна ли она ему или можно прожить и так, в чистом материализме, магии и жесткой духовности. Примером человека тридцати четырех был Василий Розанов, чьи идеи, а особенно своеобразная любовь к церкви были восприняты современниками и недооценены потомками.

34=24+10 — хорошо усвоив особенности человеческой кармы, член Космического братства становится основоположником церкви.


35


ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ — живой Бог; одухотворение жизни; благоговение перед жизнью; пантеизм; жизнь в духе.


Комменитарий. 35=34+1 — тридцать пять преодолевает некоторый формализм и отчетливую неподготовленность плотной кармы к приятию космической любви, вступая в область живой духовности (35=7 х 5). Тридцать пять — это откровение живого Бога, к которому призывает церковь (34), но которое достижимо лишь на следующем этапе проявления духа: 34+1=35.

Если двадцать восемь (= 4 х 7) означало одухотворение материи, то тридцать пять (= 5 х 7) символизирует одухотворение жизни. Это — косвенное проявление космической любви, потенциально содержащейся в тридцати пяти (35=17 х 2+1): в тридцати пяти жизнь плотного плана полу чает духовное содержание, что достигается включением прямого канала в тонкий план (вследствие делимости на семь). Тридцать пять преодолевает косную поляризацию тридцати четырех, выражающуюся в жестком делении любви на плотскую и небесную; для тридцати пяти этого антагонизма не существует, поскольку космическая любовь уходит на задний план, как бы подразумевается, а на первый план выступает живая духовность тонкого и плотного миров, чьи судьбы оказываются согласованными. Это — откровение тридцати пяти: жизнь может быть непосредственно духовной, и не обязательно хаотичной, и отчасти инволюционной по своей природе. Здесь еще нет гармонии (3) в сочетании принципов жизни (5) и духовности (7); она достигается лишь в ста пяти (= 3 х 5 х 7), но, во всяком случае, эти принципы перестают друг другу противоречить и друг друга ограничивать, в частности, в тридцати пяти тонкая карма непосредственно связана с жизнью плотного плана и на нее опирается.

Тридцать пять у среднего человека означает своеобразный пантеистический взгляд на мир, когда любое проявление жизни, будь-то вырастание ребенка, деревца или даже доменной печи, вызывает чувство Божественного присутствия и ощущение благодати; это то, что Альберт Швейцер называл благоговением перед жизнью. Человек тридцати пяти ощущает духовность, разлитую во всем живом мире, и для него непосредственными духовными учителями служат кусты, деревья, жуки, волки и медведи; таков Николай Заболоцкий. В этой синтетической духовности жизни пока нет места человеку: оно появится лишь в семидесяти (= 7 х 10), а пока человечество как таковое, с его специфической кармой, не воспринимается, как бы выносится за скобки восприятия человека тридцати пяти, что производит отчасти странное, но не дисгармоничное впечатление.

На высоком уровне тридцать пять означает жизнь в духе, то есть человека, каждый момент жизни которого имеет значение в тонкой карме, что дает чувство чрезвычайной ответственности за все свои поступки и, конечно, очень сильный и устойчивый канал в тонкий план, создающий вокруг человека специфическое магическое поле, в котором любые жизненные проявления — и его, и окружающих — наполняются не всегда очевидным, но почти физически ощутимым дополнительным духовным смыслом, то есть прямой значимостью для тонкого плана.

35=29+6 — живое оформление тонкой кармы невозможно без прямого участия жизни плотного, или: замок доброго волшебника с говорящими животными.

35=22+13 — дьявол в виде оборотня (животного, инкуба или суккуба) является искушать монаха.


36


ТРИДЦАТЬ ШЕСТЬ — Универсальное Космическое Учение; рай плотного плана; кармическая астрология; экуменическое движение; Единая Церковь.


Комментарий. Тридцать шесть замыкает седьмой уровень проявления духа, завершая согласование тонкой и плотной кармы в оформленную воедино жизнь тонкого и плотного планов, в которой явственно ощущается общность их судьбы (36=62). Символом тридцати шести может служить гороскоп с двенадцатью домами и двенадцатью планетами (включая узлы Луны), разбросанными по двенадцати зодиакальным знакам (36=12+12+12). Здесь дома символизируют плотную карму, знаки Зодиака — тонкую, а планеты — каналы, связывающие ту и другую воедино. На этапе тридцати шести происходит синтез в представлениях о тонкой и плотной карме, и жизнь воспринимается как нечто целое, в котором тонкий и плотный планы, небесное и земное неразрывно связаны и всякое действие имеет не только двойное, то есть тонкое и плотное, значение, но и некоторый синтетический самодостаточный смысл. Вообще тридцать шесть чрезвычайно замкнутое число, так как является одновременно треугольным (то есть замыкающим свой уровень, чему соответствует разложение 36=1+2+3+4+5+6+7+8), и квадратным (36=62), и к тому же квадратом также треугольного числа (6=1+2+3) замыкает второй уровень — жизненных проявлений). Поэтому выйти за пределы тридцати шести, то есть совершить шаг к тридцати семи, чрезвычайно сложно. Тридцать шесть (= 9 х 4) не только претендует на совершенство, подобно 9; оно, делясь на 4, воплощает его в материальных формах; если когда-нибудь экуменическое движение охватит не только все религии, но и все так называемые науки, и будет создана единая экзотерическая Церковь, объединяющая все человечество и направляющая его духовное развитие — то она будет управляться именно тридцатью шестью и будет обладать огромной и действенной властью. Ее обряды и культы будут совершенными по форме, а помазания более чем реальны, и она будет стремиться к созиданию Царства Божия на Земле — ибо именно такова мечта среднего человека, чей абсолютный духовный потолок символизирует именно тридцать шесть, здесь сбывается то, о чем он мечтает в минуты своего высшего дерзновения.

И в то же время в тридцати шести, как и в любом квадратном числе (36=62), имеется скрытое глубокое противоречие, символизируемое двойкой; в данном случае имя его — застой, причем гораздо более глубокий и опасный, чем в девятке, противоречия которой обнаруживаются очень близко под поверхностным совершенством. Тридцать шесть, делясь на четыре, контролирует плотный план и как завершающее число седьмого уровня — плотную карму (с помощью тонкой), поэтому выйти из под его владычества необычайно трудно и обычно не получается — в первую очередь, потому что не хочется. Тридцать шесть — это рай, но не для мечтателей, а для практиков, и никакая дисгармоничность типа одиннадцати, тринадцати или двадцати трех сюда не допускается, по крайней мере, явно. Однако это в сочетании с неделимостью ни на пять, ни на семь, что означает отсутствие истинной жизненности и непосредственной духовности, неминуемо ведет к застою, пока не случится катастрофы или выхода на следующий уровень.

36=18 х 2 — эзотерические учения для плотного и тонкого плана, согласуясь, дают Универсальное Космическое Учение, становящееся основой Единой Церкви.

назад в начало вперед


Количество просмотров: 13678

Что ещё смотрели люди, читавшие данную статью:
Кавендиш Ричард - Черная магия глава 2. Имена и числа. конец [4725]
Штайнер Рудольф Оккультные знаки и символы (Лекция 3). [6131]
Выдержки из книги Хигир Бориса - Число имени. 1часть [6899]
С.Ю. Ключников Священная наука чисел 2часть [6535]
Выдержки из книги Хигир Бориса - Число имени. 2часть [10178]

Ключевые слова для данной страницы: Авессалом Подводный - Каббала чисел 2 часть


Библиотека сайта © ezoterik.org 2011