Главная сайта

Библиотека Эзотерики, Оккультизма, Магии, Теософии, Кармы.
  Оглавление  

БИБЛИОТЕКА

Информация
Поиск:

Книги в библиотеке:

категория Астрология [38]

  ДЖОАННА ВУЛФОЛК [20]
    
категория Белая Магия, черная, практическая ... [87]

  Практическая магия Автор: Папюс [8]


категория Великие, известные Эзотерики: Лао Цзы, Мишель Нострадамус. [13]

  Бхагван Шри Раджниш (Ошо) [48]
    
  ВИГЬЯНА БХАЙРАВА TAHTPA, КНИГА ТАЙН [83]
    Эзотерические техники, приемы, методы от ОШО
  Карлос Кастанеда [63]
    
  Предсказательница Ванга [13]

категория Гипноз. Принципы, методы, техника. [19]

категория Деньги, успех, процветание. [38]

категория Дети - Индиго [29]

категория Карма [9]

категория Нетрадиционная медицина [82]

  Мазнев Н.И. Лечебник, Народные способы [36]
    
категория НЛП [34]

категория Нумерология [17]

категория Психология [66]
Имеется связь с разделом Эзотерические тренинги, психотехники, методы...
  Дейл Карнеги. [19]


категория Разное [113]
Некаталогизированные материалы по эзотерике
категория Теософия [30]

категория Эзотерика, Оккультизм [74]

  Александр Тагес - Омикрон [10]
    
  Астрал [30]
    
  Ментал [3]
    
  Семь тел, семь чакр. [11]
    
категория Эзотерические тренинги, психотехники, методы для изменения состояния сознания, тренировки, разгрузки и т.п.. [66]

Свежие материалы:

свежие материалы Анни Безант ПУТЬ К ПОСВЯЩЕНИЮ и СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (заговоры защитные, обереги 4 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (для любви, семьи, на удачу в жизни и в делах, для привлечения денег 3 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (заговоры от болезней, для красоты. 2 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (от болезней)
→ Подробнее

Популярные материалы:

популярная литература [более 29600 просмотров]
Заговоры, заклинания, знахарские рецепты и многое другое из Учебника Белой магии. → Подробнее
популярная литература [более 19600 просмотров]
Снять порчу, наговоры, заговоры 1часть → Подробнее
популярная литература [более 10800 просмотров]
Книга проклятий → Подробнее
популярная литература [более 9600 просмотров]
Сафронов Андрей - Энергия денег → Подробнее
популярная литература [более 9100 просмотров]
Практическая магия. Определение магии Папюс 1 глава → Подробнее

Другие разделы сайта:

Сонник - толкование снов
Рецепты народной медицины
Гадание онлайн
Гадание на картах Таро
Бесплатные гороскопы
Психологические тесты
Развивающие игры
Нумерология



Кэрролл Ли, Тоубер Джен - Дети Индиго-2. Праздник цвета Индиго 7часть

        
Глава седьмая Глазами индиго

Самыми трогательными и глубокими из полученных нами откликов на первую книгу стали письма от самих подростков и молодых людей из числа Индиго. И хотя большинство «настоящих» Индиго — еще совсем дети, многие из их предшественников уже вступили в пору отрочества, а кое-кому уже за двадцать. Нам кажется, уже нет смысла заострять внимание читателей на том, как выглядит сейчас мир подростков и какие ужасные страсти в нем порой кипят.
В книге «Дети Индиго» мы уже говорили, что одна из характерных черт Индиго — ощущение самого себя как взрослого в теле ребенка... Не раз мы говорили и о том, что недостаток уважения вызывает у Индиго совершенно искреннее отчаяние. Они чувствуют себя совсем взрослыми, но родители и учителя продолжают видеть в них только «детей». Раздражительность, накопленная дома, подчас выплескивается в других местах (например, в школе), а чем все это заканчивается, мы прекрасно знаем по сложившейся сейчас общей картине.
В первой книге мы опубликовали два письма от молодых людей, которые рассказывали, «что значит быть Индиго». В ответ на эти два письма мы получили множество отликов от других молодых людей, восклицавших «Да, и я тоже!». Теперь нам хочется предложить вам еще несколько историй, написанных самими Индиго. У вас может сложиться впечатление, что эта глава предназначена для них, но на самом деле она — для
вас. Чем внимательнее мы прислушаемся к мнению своих «юных взрослых», тем больше согласия будет в наших семьях.
И мы вовсе не «подтасовывали» факты. Большая часть полученных нами писем действительно начиналась словами: «Мне шестнадцать лет...» Как известно, это тот самый «переходный возраст», когда дети становятся взрослыми. Это переломный момент, с которыми связаны важнейшие вопросы жизни: степень самоуважения, первая любовь, выбор профессии и так далее.
Некоторые из этих писем пришли сразу после того, как мы опубликовали свою первую книгу. Многие были получены нами буквально перед тем, как эта, вторая книга должна была отправляться в типографию. Если нам не удавалось связаться с автором, мы меняли его имя, чтобы не нарушать принципа конфиденциальности личной переписки. Тем не менее мы сомневаемся, что эти авторы отказали бы нам в просьбе разрешить ознакомить с их письмами широкий круг читатели. Вообще говоря, нам кажется, что все эти молодые люди писали нам именно с такой целью — с желанием, чтобы все вы узнали о феномене Индиго как можно больше.
Читая эти истории, помните, что они «не обработаны» и рассматриваются через «фильтр восприятия» молодых людей, переживающих муки взросления, —еще не взрослых, но уже и не детей. Возможно, в этих рассказах и нет ответов на все вопросы, но переживания «из первых рук» безусловно представляют для нас огромную ценность.
Помните характерные черты Индиго, которые перечислялись в нашей первой книге? Мы говорили тогда, что этим детям отчаянно хочется найти хоть кого-то, кто мыслил бы так же, как они. Кроме того, мы указывали на еще одну своеобразную черту их характера: они терпеть не могут, когда проверяют их уже усвоенные знания или то, что они считают для себя «пройденным этапом». Обсуждали мы и тот факт, что учителям прежде всего нужно завоевать уважение этих детей, а не ждать от них почтительности лишь потому, что учителя имеют над ними определенную власть. Мы рассказывали, что некоторые ученики ощущают во взрослых (например, в характере тех же учителей) отсутствие внутренней гармонии и словно «отворачиваются» от подобных людей. Наконец, мы говорили, что, если эти дети не добиваются желаемого, они собираются в своего рода «группы взаимной поддержки», а подчас и пытаются найти на стороне нечто такое, что позволило бы «выпустить пар», то есть накопившееся раздражение и обиду.
Мы напоминаем обо всем этом по той причине, что многие эти особенности можно отследить в каждом из приведенных ниже рассказов; заметите вы и многочисленные вопросы, которые уже возникали в наших предшествующих дискуссиях. Обратите, однако, внимание и еще на кое-что: дети искренне благодарны родителям и учителям, когда те прилагают все старания, чтобы найти с Детьми Индиго общий язык. Разумеется, с той же откровенностью дети высказываются и о том, что им не по душе.
Самое последнее письмо в этой главе прислал взрослый Индиго, пожелавший поделиться с нами историей своей жизни и объяснить, что значит подвергать все сомнению. Он рассказывает о том, как протекало его развитие и какие религиозные переживания он испытывал. Помните, что мы говорили о духовности Индиго? Они любят бывать в церкви, но не потерпят ничего поверхностного! Это маленькие шаманы, которые мгновенно подмечают, что пастырь порой знает меньше, чем сами Индиго (и это, увы, часто приводит к неприятностям).
Нам хочется поблагодарить всех авторов этих писем за их смелость. Кроме того, мы выражаем искреннее восхищение их жизнью и хотим сказать им: мы убеждены, что вы —невероятно ценные для всего человечества люди! То, о чем вы рассказываете, имеет огромное значение для всех нас, независимо от нашего возраста.
Повторим уже сказанные нами слова: эти молодые люди могут очень многому нас научить. Надеемся, вы «вслушаетесь» в их слова, читая эти откровенные рассказы.

Авторам «Детей Индиго» Лиза Уоплис

Хотя я еще не дочитала до конца даже первую главу вашей книги, мне уже хочется вам написать. Мне шестнадцать лет, и я точно знаю, что я — одна из тех, о ком вы говорите, Мне рассказывали, что я с раннего детства начала расспрашивать, откуда мы пришли. Я задавала маме вопросы, которые ей никогда и в голову не приходили. Долгое время я чувствовала себя очень одинокой — несмотря на то, что у меня всегда было много друзей и близких людей. Часто возникало такое чувство, что я способна на что-то большее, чем все остальные. Много-много раз я вела себя намного «взрослее», чем мои сверстники, Уже к подростковому возрасту я самостоятельно разобралась в том, как устроен мир и я сама, хотя мои родители до сих пор бьются над некоторыми из этих вопросов.
Всю свою жизнь я чувствовала себя какой-то неполной и ужасно одинокой. Как ни странно, так было вплоть до минувшей недели, когда я наконец-то ясно осознала собственное восприятие духовных вопросов и свою «другую половину», Простите, если я пишу сбивчиво, но я, так сказать, кое-что «придерживаю» и говорю не все. В разговоре с одним из моих лучших друзей — хотя он мне не просто друг, а нечто большее (не в сексуальном смысле, в духовном!) — мы оба выяснили, что чувствуем практически одно и то же. Мы оба ощущаем, что воспринимаем мир глубже, чем остальные ребята, и достигли такого уровня внутренней гармонии, какого многим просто не суждено достичь. И мы оба думаем, что школа.., ну, не то чтобы нам там скучно, просто такое ощущение, что в этом нет смысла! И еще: мы оба чувствовали себя очень одинокими.
Во время того разговора мы поняли, что оба являемся древними душами и нынешнее воплощение на Земле для нас — последнее, Положив телефонную трубку, я поняла, что уже не одинока. А когда я начала читать про других Индиго, у меня сразу появилось чувство родства с ними. Как здорово было бы встретиться с ними со всеми!
Когда я читаю вашу книгу, у меня мурашки бегают по коже, мне просто плакать хочется. Мне так приятно знать, что где-то на свете есть и другие. Хотя меня окружают чудесные, замечательные люди, я чувствовала себя совершенно изолированной от мира — конечно, пока не узнала своего друга «по-настоящему», Теперь я знаю, что мы с ним не одиноки. Спасибо за вашу книгу!

Жизнь Индиго — глазами Индиго Катарина Фридрих

Я — Индиго «меж измерениями» из Австралии. Мне шестнадцать лет, и не так давно я вступила в период «кризиса среднего возраста» (так мама говорит). Три месяца мама, которая больше десяти лет в одиночку растила меня и мою младшую сестренку, уже всерьез подумывала, не отвести ли меня в поликлинику, чтобы мне прописали успокоительное: я кричала, истерически рыдала и умоляла ее отпустить меня аомой (иными словами, дать мне умереть — и вернуться к Духу). Я искусала себе все руки, я в буквальном смысле рвала на себе волосы. Помню, как отчаянно я молила маму, чтобы она меня послушалась. Боже мой, подумать только!
Мама всегда относилась ко мне как к взрослой и представляла своим знакомым как равную себе. Она никогда не отказывалась меня выслушать, всегда чувствовала, если что-то было не так, и говорила со мной, пока я все не рассказывала. Конечно, у нее сердце разрывалось, когда она столкнулась с подростком на грани безумия, умоляющим, чтобы его выслушали. Когда она говорила: «Все в порядке», я только начинала рыдать еще сильнее, — я знала, что далеко не все в порядке, и отчаянно хотела, чтобы хоть кто-нибудь мне помог. В общем, проблема была совсем не в том, что мама меня не хотела выслушать, — меня не слышали s школе.
Первые школьные годы были у меня чудесными. Чаще всего я вспоминаю о них, когда мечтаю над книгами о всяких историях, сказках и волшебстве. Одно из самых ярких и дорогих мне воспоминаний: я лежу под деревом, усыпанным желтыми цветками, и читаю книгу — но вижу себя со стороны, будто наблюдаю за самой собой, Правда, я всегда читала сказки только до половины, а потом сама придумывала им концовки. Я жила в раю, который почти не имел ничего общего с учителями, Большую часть времени я проводила наедине с собой, но мне это нравилось. Я действительно чувствовала, что непохожа на остальных, хотя знала, что я просто «не такая» — но ничуть не хуже других и вовсе не замкнутая. Я смотрела на окружающих, видела, как они себя ведут, но сама вела себя иначе. Моим любимым словом было «Почему?» — чаще всего в вопросах «Почему он это делает?» и «А почему я должна это делать?». Эти вопросы не означали, что я против этого или бунтую. Мне просто хотелось понять!
Все изменилось, когда мне было лет семь-восемь, В школе начались уроки музыки. Занятия сводились к тому, что учительница рисовала на доске ноты, а потом мы должны были отстукивать их на барабанчиках в такт ее указаниям — и так снова и снова, до бесконечности. Я, бывало, просто глядела на деревья за окном и барабанила чисто машинально. Через три недели этого занудства один семилетний мальчик повел себя умнее и правильнее всех: просто вскочил и запустил свой пластмассовый барабан учительнице в голову. То, что было потом, чем-то напоминало эпизоды из «Повелителя мух».
Этот стиль поведения быстро подхватили все остальные ученики, и очень скоро все учителя, пытавшиеся держать наш класс в узде, потерпели полную неудачу, Если на нас кричали, мы орали в ответ. Одни учителя просто в бешенстве бросали наш класс, другие даже не пытались нас чему-то учить и тратили весь урок на попытки взять нас под контроль.
Сама я большую часть времени сидела «на Камчатке» и делала уроки, которые задавала мне дома мама. Однажды я даже заперлась в классе — да так, что директору пришлось приходить и отпирать замок, Потом она отвела меня к себе в кабинет и накричала, на что я ответила ледяным тоном: «Миссис N (учительница) глупая и ничего не делает».
Наконец мама добилась того, чтобы меня перевели в другой класс, где преподавала самая старая, строгая и страшная на вид учительница, И она мне понравилась! Если честно, чаще всего мы просто садились в ряд и нараспев декламировали таблицу умножения, но еще она учила нас, как вышивать и готовить яблоки в глазури на Рождество, Писать прописью мы учились так: мы писали что-то печатными буквами, она переписывала это прописными, а мы потом опять писали, копируя ее каллиграфический почерк. Она придерживалась традиционных форм обучения, но она любила нас, заботилось о нас — и потому мы тоже ее любили, К сожалению, в конце того учебного года она ушла на пенсию, и пришлось вернуться к тому, что было... Я отказывалась ходить в школу!
В школе маме говорили, что я просто расстроена недавним разводом своих родителей, Мама приняла это близко к сердцу и отвела меня к психотерапевту. Тот поступил просто чудесно: сразу сказал маме, что она — замечательная мать, и моя травма вызвана тем, что творится в школе, а не дома, Тогда мама начала разбираться в школьных порядках, чтобы понять общую ситуацию и изменить ее, но ей на каждом шагу давали от ворот поворот. В конце концов она просто перевела меня в другую школу.
Я, правда, не очень-то «вписалась» в новый коллектив, но теперь, по крайней мере, получала приличную порцию образования: английский язык, науки, история, литературное творчество и так далее. V меня были отличные оценки по всем предметам, хотя в первые годы школы я особенно не блистала. Тем не менее математика была и оставалась для меня предметом трудным: мне она казалась скучной, чересчур логичной и безжизненной.
В новой школе я стала главным объектом насмешек, издевательств и «изоляции», и это задевало меня до глубины души. Вскоре я просто решила, что так уж они устроены, эти чужаки. Учителя, впрочем, в этом райском уголке были просто замечательные! У меня появилась возможность посещать уроки литературного мастерства, которые проводили профессиональные писатели, Благодаря этому я даже познакомилась со своим любимым автором, Кристин Харрис.
Я пела в хоре и играла на скрипке, И еще кое в чем мне повезло: я встретила другого ребенка, очень похожего на меня. От него другие ученики тоже держались в стороне — прежде всего потому, что он всегда говорил на такие сложные темы, что большая часть учеников просто не могла его понять. И хотя мы с ним редко разговаривали, для меня настоящим событием стало уже одно то, что на свете есть и другие такие, как я!
В старших классах мне вообще крупно повезло: меня включили в число учеников, которым разрешали «забегать вперед» по тем предметам, с какими они блестяще справлялись, Как оказалось, это было сущее благословение: я смогла изучать дополнительные главы истории, общественных наук, биологии и истории искусств за счет тех предметов, которые меня мало интересовали — математики и прочих точных наук. Кроме того, у меня появилась возможность самой выбирать уроки из расписания, так что отныне я не обязана была ходить к учителям, которые, как мне уже было понятно, скорее мешали моей учебе, чем помогали ей.
А потом мне исполнилось шестнадцать лет и начался мой последний (так, во всяком случае, я думала) школьный год. У меня неожиданно отняли право не делать ненужные домашние задания (поскольку я и без того прекрасно знала материал). Теперь нужно было выполнять все. Быть просто отличницей уже стало мало — мне пришлось все время доказывать, что я хорошо соображаю. Я начала сомневаться в своих умственных способностях и самой себе. В тот же год у меня начались первые половые отношения с человеком на семь лет старше меня. Благодаря ему я вновь почувствовала себя значимой и любимой, но у того парня были очень сложные отношения в семье, детство его прошло под гнетом сексуальных и физических издевательств, пьянства и прочих подобных несчастий. Иными словами, наши отношения тоже были очень сложными.
В конце концов я порвала с ним — это причинило мне много боли, а затем наступило полное одиночество,.. Школьные уроки не приносили ничего, кроме раздражения, а вдобавок разладились мои отношения с немногими друзьями, которых мне удалось найти, когда я пыталась хоть как-то оживить свою жизнь. Мама за которой я всегда была как за каменной стеной, в ту пору впервые после развода серьезно увлеклась другим мужчиной, и потому ее поведение тоже изменилось. V меня пропал аппетит, я очень похудела, и от этого на душе стало еще хуже: я казалась себе уродиной, изгоем, полной дурой, лентяйкой и никчемой. Больше того, мне было стыдно, что люди, которых я люблю, видят меня в таком угнетенном, ужасном состоянии.
Что же помогло мне прийти в себя, что позволило описывать сейчас все это, почти не роняя слез? Любовь! Я на несколько дней приехала к папе, и его отец, мой дедушка впервые сказал мне, что очень меня любит. Потом я немного погостила у тети. Бабушка с дедушкой (мамины родители), которые живут за городом, тоже приехали повидаться со мной. Сестренка то и дело обнимала меня, а мама все бросила и занималась только мной, лишь бы я вернулась к норме.
Я ходила к врачу, но он ничего не мог поделать и сразу признался в этом. Я побывала у травника, она прописала мне кое-какие травы — и они очень помогли, как, впрочем, и электромагнитная терапия. Наконец, однажды мне приснился гномик. Он принес приятную весть, которая до сих пор эхом раздается в моей голове, Он сказал: «Минувшее поколение должно было изменить себя. Вы (Дети Индиго) — уже другие. Вам суждено изменить мир».
Когда я услышала, что дело не во мне, а в окружающем мире, мне сразу полегчало. Я нравлюсь сама себе, но в этом мире мне нравится далеко не все. Я в порядке. Я — это я. Я могу что-то
изменить и непременно это сделаю. А тогда и весь мир изменится.
Сегодня многих детей обвиняют в том, будто они считают, что весь мир крутится только вокруг них. А я надеюсь, что в один прекрасный день так и будет!

Я знаю, что я — Индиго! Пэтти Доу

Я только что дочитала вашу книгу о Детях Индиго. Мне шестнадцать лет, и мне кажется, я тоже Индиго. Скажем так: я знаю, что я Индиго, просто привыкла высказываться так, чтобы мои слова не звучали эгоцентрично и не вызывали отрицательного отклика. Теперь, когда это оговорено, я хочу поблагодарить вас за книгу и поделиться некоторыми своими соображениями.
Книга мне очень понравилась: она стала не только приятным подтверждением моих мыслей, но и во многих отношениях просто открыла мне глаза. Особое удовольствие я получила от истории Кендис Крилмен. Лоди, у которых ее успехи в учебе вызывали зависть и злость, — все это я испытала и на своей шкуре.
Единственным, что было мне не знакомо, стали переживания Индиго, связанные со здоровьем, особенно проблемы СНВ и СНВГ. Мне очень повезло: у меня замечательные, терпимые родители. Они вырастили меня так, что я имела полную свободу самопостижения и изучения окружающего мира. Духовные стороны жизни, о которых вы говорите в своей книге, в нашем доме — норма. Я не перестаю благодарить судьбу за то, что выросла в семье, где перерождения и карма — едва ли не основы мировосприятия. Я уверена, что именно поэтому мне не довелось сталкиваться с горькими разочарованиями и непониманием окружающих.
Мы всей семьей уже много лет пытаемся бороться с почти непрошибаемой системой образования. В начальных классах мне очень повезло с чуткими преподавателями, но затем, начиная с шестого класса, все пошло иначе, Я не раз видела, как многие из моих одаренных сверстников впадали в отчаяние и просто бросали школу. И с каждым таким случаем моя решимость что-то изменить становилась все тверже.
И через год, когда я закончу школу, мне будет приятно уходить с мыслью, что по крайней мере в моей школе подросткам вроде меня станет хоть немного легче получать надлежащее образование.
Последнее, о чем я хотела бы сказать, — это чувство изолированности, которое испытывают многие Индиго. Я всегда понимала, что непохожа на других, Я не просто Индиго: моя мама — владелица магазина здоровой пищи в небольшом городке, где многие до сих пор с подозрением относятся к продуктам, которые у нас продают, К тому же мы не христиане, а живем в преимущественно христианском окружении.
Уже самые первые случаи общения с другими детьми позволили мне понять, что я не такая, как все, и я всегда благодарила за это жизнь, Я вижу, что многие не понимают меня, моих слов и поступков. Я сознаю все гораздо яснее, чем они, и ни на что не променяю эту способность, Я — «чудачка», и мне это нравится. Я сама выбрала эту жизнь, я с радостью принимаю все ее уроки и путь, которому следую.
Мне просто захотелось поделиться с вами этими мыслями, чтобы вы знали: на свете есть Индиго, которые растут, не теряя связи со своей интуицией, — Индиго, которые живут в ладу со своими талантами и направляют их во благо других.
Спасибо вам еще раз за вашу чудесную книгу! Напоследок я расскажу короткую историю. Мне посчастливилось встретиться и с другими такими же детьми. Когда мы с ними болтаем и кто-нибудь упоминает о каком-то человеке, прежде всего звучит вопрос: «А он из наших?» Да, так мы и говорим: из «наших». Именно это нам важно знать о любом незнакомом человеке, Теперь-то я понимаю, что значит «наши», а раньше как-то и не задумывалась, просто знала, что на свете есть «мы».

Словно в зеркале Джейкоб Батлер

Я — Индиго. Совсем недавно я прочитал вашу книгу «Дети Индиго». Боже мой! Я словно увидел себя в зеркале! Я уже взрослый Индиго, мне двадцать шесть лет, и у меня двое чудесных Детей Индиго, Воспитывать их мне не очень-то трудно, ведь я прекрасно помню себя в детстве. Мы с женой интуитивно пользовались многими правилами, которые позднее прочли в вашей книге. Главное, мы помогали детям быть самими собой. Простите, что пишу так сбивчиво: у меня сейчас в голове столько мыслей, что трудно изложить их последовательно и связно. Начну со своего детства.
Еще малышом я точно знал, кто я. Помню, я рассказывал родителям то про одно, то про другое — просто о том, что знал, Но они всегда воспринимали это как ребячью болтовню. Не то чтобы это было проблемой, но я просто знал многие вещи. В детстве мы с братом спали на чердаке над столярной мастерской отца. В нашем доме было только две спальни, и одну из них занимали сестры. Но спать на чердаке было здорово! Случалось, я прибегал в спальню родителей ночами и рассказывал маме, что видел летающие блюдца, а она просто бормотала, что их не бывает, и опять засыпала. Спустя несколько лет, когда мы с мамой сидели в церкви, я сказал, что вижу вокруг людей свет. Еще я видел красноватое свечение вокруг изображения Христа на стене и хотел понять, почему он так сердится. Мама ответила, что я не могу ничего такого видеть, а Иисус не сердится, и вообще я должен сидеть тихо, никому не мешать. После нескольких таких случаев я просто перестал рассказывать другим о странностях, которые — я твердо знаю! — были совершенно реальными, Когда мне было восемь лет, родители подали на развод, а мама «обратилась» в нью-эйджевскую веру. Это ужасно разозлило отца, который в ту пору был ревностным мормоном. Мама
уехала, и с тех пор я видел ее десяток раз, не больше, Мы, правда, переписывались, созванивались, и она рассказывала о своих глубочайших прозрениях. Не хочу показаться снобом, но мне хотелось ответить ей коротко и ясно: «Вздор!» С другой стороны, я понимаю, что она идет своим путем просветления. Ее частенько бросало из стороны в сторону, но, в целом, она следует одному и тому же курсу.
После развода родителей .мой отец сошелся с женщиной, которая тоже увлекалась «Нью-Эйджем». Она действительно дала нам полезные советы в отношении медитации и не мешала ни мне, ни моему брату и двум сестрам быть самими собой. Той же политики придерживался затем и отец... уже после того, как они расстались. Он всегда твердил, что мы упрямые, как черти, и что он давно уже понял: если уж нам взбредет что-то в голову, мы этого так или иначе добьемся, так что он будет присматривать лишь за тем, чтобы мы совсем уж не распустились и не попали в неприятности.
Став подростком, я действительно ощутил себя досадной помехой. Все женщины, с которыми сходился отец, либо бросали его, либо ненавидели нас, его детей. Винить во всем себя было проще простого: я несколько раз подумывал о самоубийстве, но вовремя останавливался, понимая, что жизнь дарована мне не просто так. Я припоминал все то, что было со мной в детстве и что я позднее подавлял; кроме того, я снова начал медитировать, Это отчасти помогло. Я начал читать книги по восточной философии, Особенно мне понравились «Иллюзии»* — я впервые прочитал их, когда мне было всего двенадцать лет. Но я вспомнил, как в детстве — даже не знаю, было то во сне или наяву — я встретил какую-то пожилую даму и она сказала, как меня зовут. «Джейкоб», — ответил я, и тогда она спросила: «Ах да, целитель! Ты пришел сюда, чтобы исцелять людей и учить их. Твой дар проявится в нужное время». И она ушла, одарив меня ласковой улыбкой.
Бывает, я лежу — просто отдыхаю или ложусь спать, — как вдруг мое тело словно каменеет, я не могу пошевелиться, Не могу ни слова выдавить, ни вздохнуть, ни моргнуть — но живу, Меня словно тянет к каким-то огням, но не всегда. Раньше это меня пугало, и я выбивался из сил, пытаясь «прийти в себя». Но в последний раз, когда это случилось, я просто отбросил страх — и ощутил мощный толчок из центра дань-тянь (или хара, что одно и то же). Ощущение было такое, будто все тело поднимается вверх, словно его тянут за этот центр. Вибрации были невероятные. А потом вспыхнул яркий свет, и я стал... просто не в состоянии объяснить, чем или кем именно. Я стал всем сразу. Я был частичкой всего на свете и всё было частью меня. Трудно выразить словами, что я тогда чувствовал и какой всепоглощающий поток любви и ощущение чего-то родного меня захлестнул!
После этого я крепко заснул, а когда проснулся, долго не мог сообразить, где я. Мне пришлось какое-то время побыть наедине с собой, чтобы «переварить» случившееся, Я боялся кому-то об этом рассказать, не хотел, чтобы от меня, как в детстве, отмахивались. Но в конце концов я все же рассказал жене, и она сразу ответила, что нет тут ничего страшного и я вовсе не сошел с ума, Еще я попробовал рассказать об этом своему учителю тайцзи, но он не понял. Переживание было таким ярким, что я и сейчас помню все так отчетливо, будто случилось это только вчера. Впрочем, мне и прежде часто снились сны, помогавшие постичь свою истинную сущность и понять своих детей, Месяца через три после рождения нашего сына Дилана («сын моря») Элайху («ангел-хранитель») мне приснился сон. Я увидел Дилана таким, какой он сейчас, уже восьмилетним, и таким же крупным (для своего возраста). Мы отмечали его день рождения, собралось много детей. Дилан присел рядом со мной и завел очень взрослый разговор о жизни и о том, зачем мы здесь. Вскоре его сестра Джейден (императорский камень из Китая) Саманта («огонь») тоже подошла к нам и села послушать. Дилан сказал, что в один прекрасный день я проснусь и постигну, кто я и что я, Он сказал, что мое настоящее имя — Тамалар, а потом добавил, что сам он пришел из созвездия Кита и послан сюда, как и многие другие, чтобы быть учителем для людей, Дилан назвал также настоящее имя своей матери, но я его не запомнил, Еще в том сне он сказал, что мы с женой тоже оттуда, откуда явился он.
Было это больше восьми лет назад, Сон был таким живым, что я позвонил матери и рассказал ей о нем. Она все записала — и я ей очень за это благодарен, потому что вплоть до недавнего времени начисто позабыл о случившемся и вспомнил лишь тогда, когда она прислала Дилану письмо и рассказала ему эту историю, Он прочитал письмо, и я спросил, что он об этом думает, а Дилан ответил: «Классно. Мне нравится» — и побежал играть. Он и дочка порой просто поражают нас с женой своими замечаниями и суждениями: их мысли бывают не по возрасту глубокими и мудрыми! Впрочем, вспоминая о том, кто они, я перестаю чему-либо удивляться.
Отец воспитывал нас в духе мормонской веры примерно до тех пор, пока мне не исполнилось восемь. В детстве мне очень нравилось ходить в церковь, но потом, когда я чуть подрос, у меня начали возникать вопросы в отношении тех доктрин, которые нам внушали. Дело не в том, что я перестал верить в Бога или Изначального Творца, — нет, мне просто хотелось понять, откуда известны те или иные вещи и почему люди подчас ведут себя совсем не так, как велит Господь.
В ту пору, когда у нас в доме жила первая мачеха, отец некоторое время водил нас в унитарную церковь, Все было то же самое, просто название другое, Потом мы посещали лютеранскую церковь — и опять ничего нового! Но каждая Церковь утверждала, что она-то и есть истинная. Однако я считаю, что истинная вера — в душе, Именно там мы находим Бога и истину — в самих себе, а не в церкви или статуе. Конечно, очень здорово собираться вместе и обсуждать в сложные времена свои чувства или рабочие проблемы, но я уже много чего повидал, и мне кажется, что многим людям просто боязно заглянуть в себя. Я ненавидел отца за то, что он заставлял меня ходить в церковь.
После того, как отец разошелся с мачехой, мы какое-то время вообще не ходили в церковь. Затем мы переехали, жили с тех пор вместе с бабушкой и дедушкой, и папа снова начал ходить в церковь мормонов. Там он и познакомился с нынешней нашей приемной матерью — женщиной, которую я очень люблю и уважаю. Она тоже была из мормонов, но позволяла нам верить в то, что мы сами считали правильным, и понимала, что все мы — очень славные дети.
Когда мне стукнуло двенадцать, отец принялся уговаривать меня стать одним из священников этой церкви, но я без колебаний отказался, И отец смирился с моим решением, хотя об этом его просили и многие другие прихожане. Кроме того, у меня были «проблемы» в воскресной школе: я, видите ли, задавал слишком много вопросов. Да как я посмел? Думаю, там повторилось то же самое, что и в обычной школе, где меня считали «источником неприятностей». Я частенько был невнимателен и отвлекал других детей, но когда меня вызывали, я всегда давал верный ответ, да еще и спрашивал о чем-то учителей — а им порой было очень нелегко давать ответы на мои вопросы. Вскоре меня выгнали из воскресной школы, а отец, занимавший в иерархии церкви довольно высокий сан, долго вел со мной воспитательные беседы. Я говорил, что не делал ничего дурного, просто задавал вопросы. Я же не виноват, что учитель не может на них ответить!
На фоне всего этого я продолжал читать книги по восточной философии. Помимо прочего, меня отчислили из особого класса при церкви, где подростки занимались глубоким изучением Библии и готовились к своей грядущей миссии — семинарии. Отец тогда преподавал в этом классе, и мы много говорили о Христе. Я то и дело влезал в обсуждения с комментариями насчет Будды — заявлял, например, что Будда родился на пятьсот лет раньше Христа или что их учения очень похожи. Отцу это ужасно не нравилось, и в конце концов он сказал, что мне не стоит больше ходить на эти занятия, Позднее я понял, что нам следует постигать все великие учения, выбирать из каждого все, что больше подходит к условиям нашей жизни, и, как предлагал Будда, искать «золотую середину». Все наши поступки должны бьпь основаны на доброте и любви. Я твердо знаю, что ни разу в своей жизни не помогал другим из рассчета получить что-то взамен, Какой бы значительной ни была моя помощь, мне всегда достаточно было просто услышать «спасибо», Я не знаю, что нужно сделать, чтобы это поняли все. Когда я говорю об этом другим людям, меня просто никто не слушает, потому что я еще слишком молод.
Я знаю, что я — целитель и учитель, но меня никто не станет слушать. Так зачем мне что-то говорить? Я-то знаю, что могу сказать кое-что важное, но не уверен, что люди готовы меня услышать. Когда у меня появляется возможность вступить в подобные дискуссии, окружающие словно не обращают внимания на мои слова. Скажем, когда я рассказал своему учителю тайцзи про книгу «Дети Индиго», он заявил, что это просто очередная нью-эйджевская мура — вот и все. Мне, правда, удалось заставить его признать, что духовная и психологическая эволюция вполне возможна, но он все равно не верил, что она происходит именно сейчас. Я сказал в ответ, что мы все равно должны надеяться, независимо от того, правда это или нет. Без надежды ничего не изменится. А если наш мир не изменится, я просто не вижу смысла в продолжении его существования. Надеюсь, он все-таки понял меня, Я женился, когда закончил школу. Мы с женой перебрались на Гавайи, какое-то время побыли там, затем переехали в Колорадо, где живем и сейчас. Моя жена благополучно наладила отношения с отцом, а теперь пытается улучшить отношения с матерью, Думаю, она тоже Индиго. Именно поэтому мне так хорошо рядом с ней. С самого первого дня нашего знакомства я знал, что ей можно довериться во всем. Мы женаты уже девять лет и с каждым днем наши отношения все крепче.
Я пишу вам это письмо, чтобы узнать, поддерживаете ли вы связь с другими Индиго, которые испытывают те же трудности, что и я. Мы знаем, кто мы. Мы знаем, зачем мы здесь, но, судя по всему, многие другие люди еще не готовы к общению с нами. Интересно, а нельзя ли устроить встречу для Индиго всех возрастов, особенно для взрослых Индиго? Как приятно было бы пообщаться с людьми, которые пережили то же, что и ты, и понимают, что ты чувствуешь, Лично мне кажется, будто я стою сейчас на вершине холма. Я добрался до самого верха и готов «катить камни» — но с чего начать? Как мне воплотить в жизнь свои таланты, как сделать их чем-то реальным? Мир должен понять, что мы не обязаны жить так, как было принято до сих пор. Все мы можем иметь го, чего желаем, — и никто не останется обделенным. Нужно только жить Светом и позволить Любви править этим миром.

<< назад начало книги продолжение >>




Количество просмотров: 2946

Что ещё смотрели люди, читавшие данную статью:
Добровольская Светлана - Родителям обыкновенных детей индиго. 2часть [3066]
Ли Кэрролл, Джен Тоубер - Дети Индиго Глава 2 начало [2811]
Кэрролл Ли, Тоубер Джен - Дети Индиго-2. Праздник цвета Индиго 2часть [2969]
Кэрролл Ли, Тоубер Джен - Дети Индиго-2. Праздник цвета Индиго 5часть [5877]
Кэрролл Ли, Тоубер Джен - Дети Индиго-2. Праздник цвета Индиго 8часть [3423]

Ключевые слова для данной страницы: Кэрролл Ли, Тоубер Джен - Дети Индиго-2. Праздник цвета Индиго 7часть


Библиотека сайта © ezoterik.org 2011