Главная сайта

Библиотека Эзотерики, Оккультизма, Магии, Теософии, Кармы.
  Оглавление  

БИБЛИОТЕКА

Информация
Поиск:

Книги в библиотеке:

категория Астрология [38]

  ДЖОАННА ВУЛФОЛК [20]
    
категория Белая Магия, черная, практическая ... [87]

  Практическая магия Автор: Папюс [8]


категория Великие, известные Эзотерики: Лао Цзы, Мишель Нострадамус. [13]

  Бхагван Шри Раджниш (Ошо) [48]
    
  ВИГЬЯНА БХАЙРАВА TAHTPA, КНИГА ТАЙН [83]
    Эзотерические техники, приемы, методы от ОШО
  Карлос Кастанеда [63]
    
  Предсказательница Ванга [13]

категория Гипноз. Принципы, методы, техника. [19]

категория Деньги, успех, процветание. [38]

категория Дети - Индиго [29]

категория Карма [9]

категория Нетрадиционная медицина [82]

  Мазнев Н.И. Лечебник, Народные способы [36]
    
категория НЛП [34]

категория Нумерология [17]

категория Психология [66]
Имеется связь с разделом Эзотерические тренинги, психотехники, методы...
  Дейл Карнеги. [19]


категория Разное [113]
Некаталогизированные материалы по эзотерике
категория Теософия [30]

категория Эзотерика, Оккультизм [74]

  Александр Тагес - Омикрон [10]
    
  Астрал [30]
    
  Ментал [3]
    
  Семь тел, семь чакр. [11]
    
категория Эзотерические тренинги, психотехники, методы для изменения состояния сознания, тренировки, разгрузки и т.п.. [66]

Свежие материалы:

свежие материалы Анни Безант ПУТЬ К ПОСВЯЩЕНИЮ и СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (заговоры защитные, обереги 4 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (для любви, семьи, на удачу в жизни и в делах, для привлечения денег 3 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (заговоры от болезней, для красоты. 2 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (от болезней)
→ Подробнее

Популярные материалы:

популярная литература [более 29600 просмотров]
Заговоры, заклинания, знахарские рецепты и многое другое из Учебника Белой магии. → Подробнее
популярная литература [более 19600 просмотров]
Снять порчу, наговоры, заговоры 1часть → Подробнее
популярная литература [более 10800 просмотров]
Книга проклятий → Подробнее
популярная литература [более 9600 просмотров]
Сафронов Андрей - Энергия денег → Подробнее
популярная литература [более 9100 просмотров]
Практическая магия. Определение магии Папюс 1 глава → Подробнее

Другие разделы сайта:

Сонник - толкование снов
Рецепты народной медицины
Гадание онлайн
Гадание на картах Таро
Бесплатные гороскопы
Психологические тесты
Развивающие игры
Нумерология



Артур Э. Пауэлл "Астральное тело и другие астральные феномены" 3 часть

        
Глава 7. Мыслеформы

За мыслеформы в основном отвечают ментальное и астральное тела. Термин «мыслеформа» не совсем точен; ибо, хотя образуемые формы и могут порождаться ментальной материей, в подавляющем большинстве случаев они формируются и в астральной, и в ментальной материи.

Хотя в этой книге нас прежде всего интересует именно астральное, а не ментальное тело, однако нам все же придется, – для того чтобы эта тема была в общем и целом понятной, – исследовать как ментальный, так и астральный аспекты.

Чисто интеллектуальная и лишенная личностной окраски мысль – например мысль, направленная на решение арифметических или геометрических задач, – может ограничиваться ментальной материей. Но если эта мысль в той или иной мере несет в себе эгоистический или личностный аспект, она, помимо ментального вещества, будет притягивать к себе и вещество астральное. Если же, кроме того, мысль по природе духовна, если в ней присутствует оттенок любви и идеалистического устремления или глубоко бескорыстное чувство, тогда в ней будет нечто и от блеска и величия буддхического плана.

Каждая конкретная мысль вызывает два результата: сначала – лучевую вибрацию, затем – текучую форму.

Вибрация, возникающая в ментальном теле и исходящая из него, сопровождается игрой красок, которая, коль скоро возникает необходимость ее описать, напоминает радужно-пенные брызги водопада, когда они освещены солнцем, но значительно более яркие и по цвету, и по тонкости.

Эта лучистая вибрация имеет свойство создавать свою собственную частоту колебаний в том ментальном теле, которое оно затрагивает, то есть порождает в нем мысли того же типа, что и те, из которых возникает сама вибрация. Следует заметить, что лучевая вибрация не отражает суть или содержание мысли, а только ее характер. Таким образом, мыслеволны, излучаемые индусом, который погружен в глубокую медитацию о Шри Кришне, будут стимулировать чувство благоговения в каждом, кто подпадает под его влияние, причем не обязательно это должен быть Кришна; ибо если они затрагивают христианина, тот будет чувствовать благоговение по отношению к Христу, а если буддиста – то к Будде, и так далее.

Сила вибрации, порождающая подобные воздействия, прежде всего зависит от чистоты и степени конкретности мыслеволн, а также, естественно, от количества вложенной в них энергии.

Степень воздействия этих лучистых вибраций ослабляется в зависимости от расстояния до их источника, хотя, несомненно, это ослабление находится в зависимости от расстояния, выражаемого в кубе, а не (как при гравитации и при измерении других физических сил) в квадрате, поскольку здесь задействовано новое (четвертое) измерение.

Расстояние, на которое может излучаться мысль, зависит также и от встречаемого ею сопротивления. Волны в низших типах астральной материи, как правило, искажаются или затмеваются массой других вибраций на том же уровне, подобно тому как приглушенные звуки тонут в шуме городских улиц.

Другой результат – текучая форма – возникает из-за того, что ментальное тело отбрасывает от себя ту вибрирующую часть, которая сформирована в соответствии с природой мысли, и та сама собирает вокруг себя из окружающей элементальной эссенции ментального плана материю соответствующей степени тонкости, представая как чистая и простая мыслеформа, образуемая исключительно ментальной материей.

Если же она сформирована из более тонкой материи, то ее сила и энергия будут соответственно больше, и ею можно пользоваться как очень мощным инструментом, при условии что она порождена сильной, несгибаемой волей.

Если человек направляет свою энергию на внешние предметы, которых он жаждет, если он обуян страстью или погружен в эмоциональную деятельность, то сходный процесс происходит в его астральном теле: часть его отбрасывается и начинает собирать вокруг себя элементальную эссенцию астрального плана. Подобные мыслеформы формируются принципом кама–манас – умом, который находится во власти животной природы, [где] кама доминирует над манасом.

«Телом» такой мыслеформы является элементальная эссенция, а своеобразной пробужденной душой – желание или страсть, под влиянием которых она возникла. Обе эти мыслеформы, так же как и чистая ментальная мыслеформа, называются искусственными элементалами. Большая часть обычных мыслеформ относится к первому типу, поскольку лишь очень немногие мысли у обычных мужчин и женщин не замешаны на желаниях, страсти или чувствах.

И ментальная, и астральная элементальная эссенция, обладающая собственной полуразумной жизнью, быстро реагирует на воздействия человеческих мыслей и желаний. В результате каждый импульс, исходящий или из астрального, или из ментального тела человека, мгновенно облекается во временную оболочку из элементальной эссенции. Таким образом, эти искусственные элементалы на какое-то время становятся живыми созданиями, весьма деятельными существами, чья активность пробуждается и поддерживается той самой мыслью, которая их создала. Неопытные медиумы и ясновидящие часто совершают ошибку, путая их с подлинно живыми существами.

Когда человек думает о конкретном предмете – например о книге, доме или местности, – он создает таким образом в материи ментального тела миниатюрный образ этого предмета. Этот образ витает в верхней части этого тела, как правило, перед лицом человека или на уровне его глаз, и остается там до тех пор, пока человек думает об этом предмете, а также, как правило, и какое-то время спустя; долговечность образа зависит от интенсивности и ясности мысли. Эта форма абсолютно объективна и доступна взору другого человека, наделенного ментальным зрением. Если же человек думает о другом человеке, он точно таким же образом создает его миниатюрный портрет.

Мыслеформы вполне можно сравнить с лейденской банкой (сосуд, заряженный статическим электричеством), где сама банка соответствует элементальной эссенции, а электрический заряд – движению мысли. Подобно тому, как лейденская банка при соприкосновении с другим предметом разряжает в него скопившееся электричество, точно так же и искусственный элементал при соприкосновении с ментальным или астральным телом разряжает в него скопившуюся мысленную и чувственную энергию.

В основе форм мысленного движения лежат следующие принципы:
1. Цвет, который обусловлен качеством мысли или чувства.
2. Форма, которая обусловлена природой мысли или чувства.
3. Четкость очертания, которая обусловлена определенностью мысли или чувства.

Долговечность мыслеформы зависит от 1) привходящей интенсивности (степени напряженности) и 2) того вещества, которым подпитывает мысль при ее повторении либо человек, ее породивший, либо другие люди. Жизнеспособность мысли может и дальше усиливаться путем ее повторения, ибо мысль, над которой размышляет человек, требует большой стабильности формы. Таким образом, сходные по характеру мыслеформы взаимно притягиваются и усиливают одна другую, образуя форму, насыщенную мощной энергией и интенсивностью.

Кроме того, подобной мыслеформе, оказывается, присуще инстинктивное желание о продлении своей жизни; она будет воздействовать на своего создателя, побуждая его обновлять то чувство, из которого она возникала. И будет воздействовать сходным, хотя и не столь совершенным образом на каждого, с кем ей доведется столкнуться.

Цвета, посредством которых мыслеформа себя выражает, идентичны тем, из которых соткана аура.

Яркость и глубина цвета служат, как правило, мерой определения силы и активности чувства. Применительно к задачам нашей темы мы можем классифицировать мыслеформы на три виды: 1) те, что связаны только с человеком, их породившим; 2) те, что связаны с другим человеком; и 3) те, что не имеют личностной привязки.

Если мысль относится к самому человеку или вызвана личным чувством, как это характерно для большинства мыслей, она витает поблизости от своего творца. Если же он пребывает в состоянии пассивности и его мысли и чувства ничем особенно не заняты, то его мыслеформа возвратится к нему же и разрядится в него. Кроме того, каждый человек подобен магниту, который притягивает к себе чужие мыслеформы, сходные с его собственными, и тем самым подпитывает себя извне усиленной энергией. Чересчур чувствительные люди в подобных случаях иногда вбивают себе в голову, будто их искушает «дьявол», хотя в действительности причиной такого «искушения» являются их собственные желания и порождаемые ими мыслеформы. Долгое размышление над одной и той темой может породить мыслеформу невероятной силы. Подобная мыслеформа может существовать много лет и в течение какого-то времени даже приобретает силы, внешность и обличье реального живого существа. Большинство людей бредет по жизни, в буквальном смысле наглухо запертые в собственных клетках, которые они же сами и выстроили, и окруженные великим множеством форм, созданных их привычным мышлением. Важным следствием всего этого является то, что каждый человек смотрит на мир через призму своих собственных мыслеформ и, таким образом, видит все окрашенным в их цвета.

Подобным же образом реагируют собственные мыслеформы человека и на него самого, выказывая свойство проявляться вновь и вновь и формируя тем самым определенные эмоциональные и мысленные привычки, которые могут быть полезными, если они носят возвышенный характер; но которые чаще всего оказываются весьма ограниченными и препятствуют духовному развитию самого человека; они затемняют его ментальное зрение и способствуют формированию предубеждений, стабильно фиксированных настроений ума или позиций, которые в конце концов могут развиться в пороки.

Как писал один из Учителей: «Человек с завидным постоянством заселяет свою орбиту в пространстве собственными мирами, наполненными порождениями его фантазий, желаний, импульсов и страстей». Эти мыслеформы сохраняются в его ауре, возрастая в количестве и силе, пока какая-то их разновидность не станет доминировать над его мысленной и эмоциональной жизнью, так что человек в конечном итоге скорее откликается именно на их импульсы, чем принимает новые решения. Таким образом и создаются привычки – внешнее выражение накопленной в нем силы, и таким же точно образом формируется и его характер.

Кроме того, за каждым человеком буквально тянется шлейф из мыслеформ, из чего следует, что когда мы выходим на улицу, то окунаемся в море мыслей других людей. Если человек на какое-то время опустошит свой ум, то через него начнут проноситься эти мысли других людей. И если одна из них случайно привлечет его внимание, его ум устремится вслед за ней, схватит, сделает своей, усилит, добавив часть своей энергии, и затем вновь выбросит вовне, чтобы он влияла на других. Поэтому человек не несет ответственности за ту мысль, которая наполняет его ум, но он берет на себя ответственность, если он эту мысль принимает, размышляет над ней, а затем с обновленной силой выбрасывает вон.

Мыслеформы могут представать, например, в качестве бесформенных тяжелых синих туч; довольно часто можно видеть, как они в виде плотных дымных завихрений кружатся над головами прихожан в церкви. В церквях, где духовный уровень довольно низок, мужское сознание создает целый ряд фигур, пока сами мужчины, сидя на скамьях, размышляют и обдумывают различные дела, которые им предстоит сделать, тогда как женское сознание создает образы тысяч мелочей: вещей, украшений и так далее.

Гипноз – это еще один пример мыслеформ. Тот, кто занимается гипнозом, может создать мыслеформу и спроецировать ее на белый лист бумаги, где она становится видимой для загипнотизированного человека, или может сделать эту форму настолько объективной, что человек может видеть и осязать ее, словно это реальный физический предмет. Литература по гипнозу полна подобными примерами.

Если мыслеформу адресовать непосредственно другому человеку, то она, дойдя до него, вызовет один из двух результатов:
1) Если в ауре этого человека имеется материал, с симпатией реагирующий на вибрации этой мыслеформы, то мыслеформа будет оставаться поблизости от него или его ауры и, когда представится возможность, сама автоматически в него разрядится. Подобным образом она усиливает специфическую для этого человека частоту вибрации. Если же человек, которому адресована эта мыслеформа, случайно чем-то занят или обдумывает ту или иную конкретную мысль, то мыслеформа будет висеть рядом с ним, будучи не с в состоянии разрядиться в его ментальное тело, уже вибрирующее с определенной частотой, и будет оставаться там, пока его ментальное тело не успокоится настолько, что мыслеформа сможет в него войти, после чего она мгновенно разрядится.

В процессе этого действия сама мыслеформа выглядит как вместилище значительного количества интеллекта и способности приспосабливаться, однако на деле это всего лишь энергия, устремляющаяся туда, где сопротивление меньше всего, – подобно воде она постоянно давит в одном направлении и устремляется по любому каналу, который может найти. При повторении одной и той же мысли подобные элементалы, естественно, могут усиливаться, а срок их жизни продлеваться.

2) Если, с другой стороны, в ауре адресанта нет вещества, способного отреагировать на посланную мыслеформу, тогда она никак на него не повлияет. Поэтому тут же ее отбросит назад с силой, пропорциональной той энергии, с которой она была послана, и та вернется к человеку, ее сотворившему.

Так, например, интенсивная мысль об алкоголе не сможет полностью проникнуть в тело трезвого человека; она натолкнется на его астральное тело и, будучи не в силах вторгнуться в него, вернется затем к пославшему ее.

Старое изречение: «Да падет проклятие [и благословение, могли бы мы добавить] на пославшего его!» – выражает именно эту истину и объясняет те случаи, когда ненавистная мысль, адресованная доброму и высокоразвитому человеку, совершенно на него не влияет, но возвращается назад – иногда с ужасными и гибельными последствиями – к пославшему ее. Ясный и логический вывод из этого таков, что чистые сердце и ум – это лучшая защита от губительных нападений на чувство и мысль.

Если, с другой стороны, по адресу любимого человека посылается исполненная любви мыслеформа с желанием его защитить, то она будет действовать как заградительный или защитный щит, будет использовать любую возможность, чтобы помогать и защищать этого человека, будет усиливать благожелательные силы и ослаблять враждебные, стремящиеся вторгнуться в его ауру. Она сможет защитить предмет заботы от грязи, раздражения, страха и им подобных негативных воздействий.

Таким образом, нежные мысли и серьезные благие желания, по сути дела, создают и поддерживают некоего «ангела-хранителя», который всегда находится рядом с человеком, о коем думают и заботятся, где бы он при этом ни был. Мысли и молитвы многих матерей, например, помогли и защитили их сынов и дочерей. Ясновидящие часто видят эти мыслеформы, а в редких случаях они могут даже материализоваться и быть видимыми на физическом плане.

Несомненно, что нежная мысль, посылаемая одним человеком другому, передает определенное количество сил и вещества от адресата адресанту. Если мысль достаточно сильна, расстояние для нее не имеет никакого значения; но если мысль слаба и запутанна, она оказывается действенной лишь в пределах достаточно ограниченной области.

Вариантами первой группы являются случаи, когда человек интенсивно думает о себе как о находящимся далеко от этого места. Образующаяся таким образом форма содержит в себе большое количество ментального вещества; она преобразуется в образ мыслящего и вначале мала и очень сжата; но постепенно притягивает к себе значительное количество астральной материи и вырастает, как правило, до естественных размеров, пока не появляется в месте назначения. Ясновидящие часто видят подобные формы, которые они нередко принимают за астральное тело человека, а иногда и за самого человека.

Чтобы подобное могло произойти, мысль или желание должны быть сильными настолько, чтобы быть в состоянии производить одну из трех вещей: 1) во время гипнотического воздействия вызывать образ мыслящего в уме того человека, перед которым он хочет предстать; 2) той же силой мгновенно стимулировать психические способности этого человека, чтобы он смог увидеть астрального гостя; 3) осуществлять на физическом плане временную зримую материализацию.

Видения, являющиеся в момент смерти, которые не столь уж необычны, часто действительно являются астральной формой умирающего человека, но они же могут быть и ментальными формами, созданными его страстным желанием увидеть перед смертью того или иного друга. В некоторых случаях посетитель является спустя какое-то время после смерти, а не до нее, но по различным причинам эта форма возникает не столь часто, как первая.

Семейное привидение может быть или 1) мыслеформой, или 2) невероятно живым отпечатком в астральном свете, или 3) подлинным предком, привязанным к земной жизни и потому часто появляющимся в том или ином месте.

В этой связи можно добавить, что если кто-то испытывает очень сильное чувство, будь то ужас, боль, скорбь, ненависть и так далее, то оно настолько сильно запечатлевается в астральном свете, что даже человек с очень небольшими психическими способностями может подметить это, так что даже небольшое усиление чувствительности даст ему возможность увидеть всю сцену; именно этим и объясняются многие рассказы о местах, где водятся привидения.

Призраки, появляющиеся в местах, где совершено преступление, – это, как правило, мыслеформы, проецируемые преступником, живым или мертвым, однако чаще всего это происходит после его смерти; подобные мысли, к которым он постоянно возвращается вновь и вновь, повторяют его деяние. Поскольку все эти мысли, естественно, с особой силой оживают в его уме в день совершения преступления, то мыслеформа порой оказывается настолько сильной, что материализуется и становится видимой для физического глаза; это объясняет многие случаи периодического появления призраков.

Точно так же и какой-нибудь драгоценный камень, ставший причиной многих преступлений, может на протяжении тысяч лет с неослабевающей ясностью воссоздавать те состояния, когда страсть привела к преступлению, и все так же продолжать излучать эти состояния.

Мысль, заряженная феноменальной энергией и концентрацией, будь то благословение или проклятие, вызывает к жизни элементал, который, в сущности говоря, представляет собой живой аккумулятор, связанный с определенным механизмом. Этот механизм может быть устроен так, что регулярно в определенное время дня или в годовщину какого-либо события он разряжается, и этот разряд может зависеть от определенных действий. Известно много случаев, связанных с такого рода элементалами, особенно в шотландской горной местности, где со стороны элементалов на физическом плане постоянно поступают предупреждения о смерти членов семьи. В этих случаях, как правило, тоже действует одна из мощных мыслеформ, созданных предками, которая несет предупреждение в соответствии с замыслом, который ее и породил.

Достаточно сильное желание – страстная любовь или ядовитая ненависть в концентрированной форме – тоже может раз и навсегда породить подобное существо, которое будет жить без всякой связи со своим создателем и будет продолжать совершать определенные действия, несмотря на все последующие намерения и желания человека, его создавшего. Даже чистосердечное раскаяние может отменить эти действия или воспрепятствовать им не более, чем оно может остановить пулю, уже выпущенную из ружья. Однако его мощь можно до некоторой степени нейтрализовать, если человек после этого создаст мысль противоположного свойства.

Время от времени элементал такого рода – особенно когда он не может обратить свою силу на объект или создателя – может стать своего рода бродячим демоном, которого способен привлечь к себе всякий, кто питает сходные чувства. Если этот демон окажется достаточно могущественным, он может даже захватить подвернувшуюся скорлупу и поселиться в ней (см. главу 19), сделав ее более удобным прибежищем для своих ресурсов. В этой форме он может проявляться через медиума на спиритических сеансах и, выдавая себя за старого друга кого-либо из присутствующих, подчинить своему влиянию людей, которые в противном случае были бы ему не подвластны.

Подобные элементалы, ставшие бродячими демонами, – не важно, были ли они сформированы намеренно или бессознательно, – постоянно ищут любых возможностей, чтобы продлить свою жизнь, либо подпитываясь как вампиры жизненной силой человеческих существ, либо воздействуя на них и заставляя их приносить себе жертвы. Представители первобытных племен часто почитают их в качестве деревенских или семейных божков. Далеко не самые отвратительные из них вполне удовлетворяются жертвоприношениями в виде риса или приготовленной еды, а наиболее низкие и отвратительные требуют кровавых жертвоприношений. Обе разновидности и по сей день встречаются в Индии, а многие – в Африке.

Поскольку они в основном притягивают к себе жизненную силу своих приверженцев, а также получают от них подпитку в виде жертвоприношений, то могут поддерживать свое существование годами и даже столетиями. Время от времени они могут даже производить не очень сложные трюки, чтобы стимулировать веру и энтузиазм своих приверженцев, или, если те пренебрегают жертвоприношениями, тем или иным образом начать досаждать или вредить им.

Видимо, черные маги Атлантиды – «темнолицые владыки», как их называли, – тоже специализировались на создании этой разновидности элементалов, некоторые из которых, как было сказано, могут оставаться «в живых» и поныне.

Большая часть мыслеформ представляет собой просто копии, или образы, людей или других материальных предметов. Созданные вначале в ментальном теле, они затем выходят наружу и зависают перед человеком. Это относится ко всему, о чем бы человек ни думал: к людям, домам, ландшафтам и разного рода другим вещам.

Художник, например, выстраивает в материи своего ментального тела образ той картины, которую собирается написать, затем проецирует ее в пространство перед собой, держит перед своим «внутренним взором» и копирует ее. Эта ментально удерживаемая мысленная и эмоциональная форма может рассматриваться в качестве невидимой копии, которая излучает свои собственные вибрации и воздействует на все, что только ни входит в круг ее влияния.

Сходным же образом и писатель выстраивает в ментальной материи образы своих персонажей и затем перемещает их по своему желанию из одного места в другое или от одной группы персонажей к другой, так что все действие романа разыгрывается, буквально говоря, на его глазах.

В подобных случаях возникает некий примечательный феномен. Призрачный природный дух (см. главу 20) одушевляет эти персонажи и заставляет их поступать совершенно иначе, нежели это задумывал писатель. А еще чаще случается так, что умерший писатель перехватывает эти образы и, если он по-прежнему интересуется писательством, может создавать персонажи и заставлять их действовать в соответствии со своим собственным замыслом. Поэтому живой писатель часто оказывается невольным свидетелем того, что его персонажи начинают действовать по некоему плану, который совершенно отличается от первоначального.

Одаренный учащийся, если его внимание полностью сконцентрировано на книге, может наткнуться на эту первоначальную мыслеформу, отражающую замысел писателя в процессе сочинения книги. Через эту же мыслеформу можно даже слиться с самим писателем и благодаря этому получить дополнительную информацию или пролить свет на различные эпизоды повествования.

В ментальном и астральном мирах обитает множество двойников героев известных произведений; обычно у каждой нации есть своя особая галерея персонажей, одетых так, как это присуще только им. В Англии, например, существуют живые мыслеформы выдающихся людей вроде Шерлока Холма, капитана Кеттла, Робинзона Крузо и шекспировских героев.

Действительно, на астральном плане наличествует огромное количество мыслеформ относительно постоянного свойства, которые часто являются плодами мысленной деятельности, осуществляемой многими поколениями. Многие из этих мыслеформ связаны с известными религиозными сюжетами, поэтому люди с повышенной чувствительностью, их видевшие, являются источниками множества совершенно правдивых сюжетов, воочию явленных взору неопытных наблюдателей обоего пола. Каждое великое историческое событие, к которому постоянно возвращается в мыслях множество людей и которое они живо себе воображают, существует на ментальном плане в виде конкретной мыслеформы, и как только с ней связывают какое-нибудь сильное чувство, она тоже материализуется в астральной материи и, как следствие, может быть доступна взору ясновидящего.

Сказанное выше, естественно, относится и к богатству сцен и ситуаций, выведенных в стихах, драматических произведениях и так далее.

Если учесть количество народонаселения, станет понятным, сколь сильное влияние эти мыслеформы или искусственные элементалы оказывают на национальное или расовое чувство и каким образом в сознании народа они создают однобокое мышление и предубеждения; ибо мыслеформы сходного характера стремятся скапливаться вместе, образуя своего рода коллективное единство. Мы все рассматриваем именно сквозь призму этого единства, каждая мысль тоже в той или степени окрашена им, да и наши собственные астральные тела вибрируют с ним в такт. Поскольку большинство людей по своей природе скорее пассивные исполнители, нежели те, кто берет на себя инициативу, то и действуют они почти как автоматические двойники этих мыслей, которые достигают их сознания, усиливая таким образом атмосферу национального духа. Этот факт, несомненно, объясняет очень многие из феноменов проявления стадного сознания (см. главу 25).

Влияние этих совокупных мыслеформ чувствуется по-прежнему. Разрушительный тип мыслеформ часто действует как орудие разрушения и ускоряет беды на физическом плане, где они вызывают разного рода «несчастья»: природные катастрофы, ураганы, землетрясения, наводнения или преступления, эпидемии болезней, социальные потрясения и войны.

Умершие люди, как и прочие нечеловеческие существа (например, каверзные природные духи), могут тоже вторгаться в эти мыслеформы и оживлять их. Опытный наблюдатель должен учиться отличать мыслеформу – даже если она живая – от живого существа, а подлинные события, происходящие на астральном плане, от временных форм, в которые они облечены.

Третья разновидность мыслечувственных форм – это такие, которые не связаны напрямую с какими-либо природными предметами или явлениями и потому предстают в собственном неповторимом обличье; они вылепливают свои природные свойства в материи, которую они вокруг себя собирают. Поэтому в этой группе мы видим отблеск тех форм, которые являются естественными формами астрального и ментального планов. Мыслеформы этого рода почти постоянно проявляют себя на астральном плане, поскольку большая их часть является выражением как чувства, так и мысли.

Подобная мыслеформа одиноко витает в атмосфере, так как постоянно излучает вибрации, соответствующие тем, которые изначально были созданы человеком, ее сотворившим. Если она не входит в контакт с каким-нибудь другим ментальным телом, ее излучение мало-помалу теряет свой энергетический заряд, и форма в этом случае распадается; но если ей посчастливится пробудить в том или ином ментальном теле сходные по качеству вибрации, то между ей и им возникает обоюдное притяжение и мыслеформа, как правило, абсорбируется этим ментальным телом.

Если рассматривать это с более высоких планов, то становится видно, что хотя влияние мыслеформы и менее эффективно, чем влияние мысленной вибрации, зато она действует с большей точностью. Если мысленная вибрация передает мысль, по характеру сходную с той, что ее породила, то мыслеформа передает в точности ту же самую мысль. Вибрации могут воздействовать на тысячи людей и приводить в движение мысли на том же уровне, на котором они возникли изначально, хотя ни одна из них не идентична им. Мыслеформа воздействует лишь на очень немногих, но зато она будет воспроизводить первую мыслеформу абсолютно точно.

Что касается картин и цветных иллюстраций этих многочисленных мысленных и эмоциональных форм, то мы отсылаем учащегося к классическому труду на эту тему – к книге Анни Безант и Ч.У. Ледбитера «Мыслеформы». В действительности вся эта глава представляет собой, по большому счету, краткое изложение тех принципов, которые представлены в этом труде.

Нечеткие мысли и чувства проявляются в виде зыбких облаков. Конкретные мысли и чувства создают четкие, конкретные формы. Таким образом, абсолютная любовь, направленная на какого-либо человека, облекается в форму, чем-то напоминающую снаряд; вызванная той же любовью защитная мысль превращается в нечто, напоминающее по форме птицу с центральной частью желтого цвета и двумя напоминающими крылья отростками розового цвета; а мысль, исполненная универсальной любви, превращается в светло-розовое солнце, посылающее свои лучи во всех направлениях.

Мысли, где доминируют эгоизм и жадность, принимают, как правило, изогнутую форму, подобную крюку, и этот крюк в некоторых случаях действительно словно зацепляет вожделенный объект.

Общий же принцип движения таков: энергия эгоистической мысли движется по замкнутой кривой, неизбежно возвращаясь назад и иссякая на собственном уровне, тогда как абсолютно бескорыстная мысль или чувство движется по уходящей вверх кривой и, в общепринятом смысле, не возвращается назад, а переходит на более высокий план, потому что лишь на этом более высоком уровне с его дополнительным измерением она может найти пространство для распространения. Таким образом, подобная мысль или чувство словно приоткрывает некую дверцу, которая, символически говоря, имеет тот же размер, что и диаметр самой формы, и создает тем самым некий канал, по которому энергии высоких планов устремляются на более низкие – и часто с удивительным результатом (как в случае молитвы) и для самого молящегося и для других.

Это – высший и лучший аспект веры в силу молитвы. На более высоких планах находится бесконечный поток энергии, который всегда готов устремиться вниз, если только появляется какой-либо канал. А подобный канал создает совершенно бескорыстная, исполненная смирения мысль, наибольшая и благороднейшая часть которой возносится вверх к самому Логосу. Ответ от Него – это нисхождение божественной жизни, несущий силу и воодушевление человеку, этот канал создавшему, и распространяющий вокруг него мощное благотворное влияние; она устремляется из энергетического резервуара на высоких планах на помощь человечеству. Именно это расширение резервуара духовных сил и является истинной сутью учения католической церкви и необходимости совершения добрых деяний. С этим великим энергетическим резервуаром в особой мере связаны нирманакаи – существа, которые, согласно буддизму, отказались от нирваны или оболочки дхармакаи, чтобы служить человечеству до тех пор, пока оно не достигнет той же ступени, что и они.

Медитация на Учителя создает с Ним связь, которая для взора ясновидящего предстает в виде некоей светлой нити. Учитель бессознательно всегда чувствует, когда эта нить натягивается, и в качестве ответа посылает по ней непрерывный поток магнетизма, который продолжает влиять на медитирующего еще долгое время после того, как медитация закончена. Регулярность занятия медитацией – это очень важный фактор.

Сильная, хорошо продуманная и полная смирения мысль может принимать форму, весьма напоминающую цветок, тогда как мысль, исполненная сильного желания, может создавать голубой конус, направленный вершиной вверх.

Подобные благодатные мыслеформы часто очень красивы; у них весьма разнообразные, но достаточно характерные контуры – загнутые кверху коронарные листья, напоминающие небесно-голубые языки пламени. Возможно, что именно этот напоминающий цветок символ благоговения и лег в основу традиции использования цветов в обрядах религиозного поклонения, поскольку они наводят на мысль о тех формах, которые предстают взору ясновидящего.

Неуемное любопытство или жажда знаний принимает форму желтой змеи; необузданный гнев или раздражение приобретает оттенок красного или оранжевого цвета; длительный гнев приобретает форму острого красного стилета; а злонамеренная ревность предстает в образе коричневатой змеи.

Формы, создаваемые людьми, занимающимися медитацией, людьми, чей ум и чувства взяты под надежный контроль, представляют собой четкие симметричные предметы необыкновенной красоты; они часто принимают форму распространенных геометрических фигур, таких как треугольники, два развернутых и наложенных один на другой треугольника, пятиконечные звезды, шестиугольники, кресты и так далее, свидетельствуя о том, что мысли направлены на космический порядок или метафизические понятия.

Объединенная мысленная энергия определенного числа людей всегда намного сильнее, чем сумма отдельно взятых мыслей, и она гораздо лучше сможет выразить их желание.

Музыка создает формы, которые, возможно, если подходить к этому строго технически, и не являются мыслеформами, но тем не менее мы видим их как результат мысли композитора; а уж талант музыканта затем претворяет их в жизнь с помощью музыкального инструмента.

Эти музыкальные формы варьируются в зависимости от жанра музыки, типа инструмента, на котором они исполняются, а также от способностей и чистоты самого исполнителя. Одна и та же музыкальная пьеса, если ее исполнять точно, будет всегда создавать ту же форму, но эта форма будет по размерам несравненно больше, если пьесу исполняет оркестр или она исполняется на церковном органе, а не на пианино. Точно так же пьеса будет различаться и структурно в зависимости от того, исполняется ли она на скрипке или на флейте. Опять же, есть существенная разница между лучистой красотой формы, созданной работой настоящего артиста, и той сравнительно слабой формой воздействия, которая создается невыразительным и механическим исполнением пьесы.

Музыкальные формы, в виде взаимно связанных сооружений, могут сохраняться довольно длительное время – по меньшей мере, час или два; все это время они во всех направлениях излучают характерные вибрации подобно тому, как это делают мыслеформы.

В книге «Мыслеформы» приводятся три ярких примера музыкальных форм, созданных соответственно Мендельсоном, Гуно и Вагнером.

Создаваемые различными композиторами формы достаточно сильно разнятся между собой. Увертюра Вагнера представляет собой величественное целое, как будто он выстроил гору из пламени, а не из камня. Фуга Баха создает упорядоченную форму, смелую, но в то же время точную, неровную, но симметричную, с параллельными серебряными, золотыми или рубиновыми ручьями, которую бегут через нее, отмечая следующие один за другим мотивы. А любая из «Песен без слов» Мендельсона создает воздушную форму некоего здания вроде замка филигранной работы снежно-серебристого цвета.

Формы, создаваемые исполнителями, совершенно отличаются от музыкальных форм, создаваемых самим композитором, и могут сохраняться в течение многих лет и даже столетий, если этот композитор по-прежнему пользуется популярностью и высоко ценится, так что его изначальный замысел усиливается мыслями его поклонников. Сходные построения создаются эпическими творениями поэта или мыслями писателя по поводу избранной темы. Иногда можно видеть, как сонмы природных духов восхищаются музыкальными формами и купаются в волнах вибраций, которые те производят.

При изучении красочных описаний мыслеформ важно помнить, что мыслеформы – это четырехмерные объекты. В сущности говоря, их невозможно описать в полной мере словами, поскольку те отражают лишь наш трехмерный опыт, и тем более их невозможно отобразить с помощью двухмерных изображений на бумаге. Те, кто изучает четвертое измерение, согласятся, что единственное, что можно было бы сделать, так это передать их в виде группы четырехмерных форм.

Примечателен и, несомненно, очень важен тот факт, что многие из высших типов мыслеформ принимают образы, напоминающие форму растений и животных. Это заставляет предположить, что природные энергии действуют примерно вдоль тех же самых энергетических линий, что мысли и чувства. Поскольку вся Вселенная представляет собой мощную мыслеформу, вызванную к жизни Логосом, то очень даже может быть, что ее мельчайшие частички тоже являются мыслеформами меньших существ, участвующих в той же созидательной деятельности. Такое предположение вполне согласуется с религиозными представлениями индусов, верящих, что их пантеон богов насчитывает 330 миллионов дэв.

Также стоит обратить внимание на то, что, хотя некоторые из этих мыслеформ настолько сложны и столь тонко устроены, что их воспроизведение превышает человеческие способности, их, однако, вполне можно получить с помощью механических средств. Например, с помощью инструмента, называемого гармонографом, который состоит из тонких стрелок, приводимых в движение множеством маятников, причем каждый из них колеблется независимо от других, но все колебания объединяются в совокупное движение, управляющее стрелками, а движение тех, в свою очередь, фиксируется на специально созданной поверхности.

Другие, более простые формы напоминают фигуры на песке, создаваемые знаменитой звуковой пластиной Хладны, или эйдофоном (см. книгу Маргарет Уоттс-Хьюз «Эйдофон и звуковые фигуры»).

Гаммы и рваные аккорды создают похожие на лассо петли и кривые; песня, исполняемая хором, напоминает некоторое количество бусинок, словно нанизанных на серебряную нить мелодии; а песня, исполняемая несколькими голосами, создает нить, сплетенную из различных цветов и волокон. Псалом религиозного содержания порождает череду точных прямоугольных форм, напоминающих звенья в цепочке или сцепленные вагоны в железнодорожном составе. Месса в англиканской церкви характеризуется образованием множества блестящих фрагментов, которые совершенно отличаются от раскаленной однородной связки григорианского распева, который в чем-то сродни действию стихов на санскрите, исполняемых индусом-пандитом.

Военная музыка создает поток ритмичных вибрирующих форм, и эти волны, образуемые равномерным отбиванием такта, имеют свойство усиливать астральные тела солдат; они вливают в них ряд стабильных мощных вибраций и на какое-то время восстанавливают силу воли, которая, возможно, по причине усталости оказалась ослабленной.

Гром порождает пламенный цветной пояс, молния образует форму, наводящую на мысль о разорвавшейся бомбе или напоминающую неправильную сферу со шпилем, проецируемым из нее. Морские волны, разбивающиеся о берег, создают волнистые параллельные линии с меняющимися цветами, которые в непогоду превращаются в горные цепи. Ветер, шумящий в листве деревьев, покрывает ее сеткой всех цветов радуги, которая то поднимается, то опадает мягкими волнообразными движениями.

Птичий щебет предстает в виде искривленных светлых линий и петель; он варьируется в большом диапазоне от шариков золотистого цвета, как у птицы-мельника, до аморфной темной массы, как при крике попугая, или ары. Львиное рычание также можно увидеть в высших материях, и вполне возможно, что некоторые дикие животные могут видеть его ясновидчески, что лишь усиливает тот страх, который этот рык распространяет. Мурлычущая кошка окружает себя концентрической защитной пленкой розового цвета; лающая собака выбрасывает четко видимые заостренные снаряды, чем-то напоминающие ружейные пули, которые проникают в астральные тела людей и создают там серьезные помехи. Лай охотничьей собаки выбрасывает круглые пули, подобные футбольным мячам, более замедленные в полете и потому причиняющие меньше повреждений. Все эти снаряды, как правило, окрашены в красный или коричневый цвет и варьируются в зависимости от чувства, владеющего животным, и от тона его голоса.

Мычание коровы создает корявые формы, укороченные, как деревянные пеньки. Отара овец производит многолучевое, но бесформенное облако, напоминающее тучу пыли. Курлыканье голубиной пары создает прелестные изогнутые формы, чем-то напоминающие перевернутую букву S.

Давайте теперь рассмотрим человеческие звуки. Гневный голос выбрасывает вперед ярко-красную пику; поток глупой болтовни образует сложную сеть с жесткими коричневато-серыми металлическими линиями, создающими почти неодолимое препятствие для всех высоких, красивых мыслей и чувств. Астральное тело болтливого человека – это поразительное упражнение в глупости посредством ненужного, бесполезного и неприятного разговора.

Смех ребенка пузырится розовыми кривыми; громкоголосый смех пустоголового человека производит эффект взрыва в виде неправильной массы, как правило, грязно-коричневого цвета. Брюзжание выбрасывает бесформенный тускло-красный снаряд, который, как правило, покрыт пятнами коричневато-зеленого цвета, испещренного заостренными иглами.

Самоуверенный гомерический хохот имеет вид и цвет воды в пруду, смешанной с илом. Нервное хихиканье создает замешательство, подобное колебаниям морских водорослей, с коричневыми и светло-желтыми линиями, очень негативно влияющее на астральное тело. Радостный дружеский смех распространяется волнами смягченных золотистых и зеленых тонов. Мягкий музыкальный свист производит эффект в чем-то сродни тому, который создает маленькая флейта, но имеет более заостренную форму металлического цвета. Немузыкальный свист выбрасывает небольшие всепроницающие снаряды грязновато-коричневого цвета.

Суета и беспокойство создают в ауре дрожащие вибрации, через которые не может пробиться никакая мысль или чувство, не подвергшись при этом искажению; даже посылаемые вовне добрые мысли несут в себе дрожь или содрогание, которое практически нейтрализует их. Аккуратность в мыслях существенна, но она не должна сопровождаться спешкой или излишней щепетильностью, а только полным покоем.

Пронзительный свисток пороза создает куда более проникающий мощный снаряд, чем, например, собачий лай, и оказывает на астральное тело действие, которое можно сравнить с мечом, который втыкают в физическое тело. Астральная рана залечивается через несколько минут, но шок, испытываемый астральным организмом, исчезает далеко не так быстро.

Пушечный выстрел оказывает серьезное воздействие на астральный потоки и астральные тела. А ружейный или пистолетный выстрел выбрасывает поток маленьких иголок.

Повторяющийся шум воздействует на ментальное и астральное тела точно так же, как удар – на физическое тело. В последнем это вызовет боль, в астральном теле – раздражение, а в ментальном – чувство усталости и неспособность ясно мыслить.

Из этого должно быть ясно, что каждый, кто желает содержать свои астральное и ментальное тела в полном порядке, должен по возможности избегать всех резких и неожиданных звуков. Особенно губительно воздействие на астральные и ментальные тела детей, которые очень восприимчивы к неумолчному шуму и гулу городов.

Все природные звуки сливаются в одно звучание, которое китайцы называют «кунг» – «великий тон». Оно тоже имеет свою форму, представляющую синтез всех форм, огромную и изменчивую, как океан, поскольку преобразует нашу земную тональность в музыку сфер. Некоторые писатели утверждают, что эта тональность в музыкальной гамме соответствует ноте фа.

Мыслеформу, естественно, можно разрушить, и иногда это случается, например тогда, когда человека после смерти преследует злобная мыслеформа, которая, несомненно, вызвана чувством мести со стороны тех людей, кому этот человек навредил, когда жил в физическом мире. Хотя подобная мыслеформа может представать почти как живое существо – известен случай, когда она походила на огромную, лишенную четких форм гориллу, – она при этом является просто-напросто временным творением злобных страстей, но никоим образом не эволюционирующим существом, так что от нее можно легко избавиться или просто ее разрушить; это все равно что разрушить лейденскую банку, но не то же самое что нейтрализовать преступное деяние.

Большинство людей признает, что действия, вредящие окружающим, неправедны, но лишь очень немногие понимают, что чувства ревности, ненависти, так же как амбиции и тому подобное, тоже неправедны, пусть даже эти чувства никак не выражаются ни в речи, ни в действии. Исследования посмертного состояния (см. главы 13–15) показывают, что подобные чувства вредят тому человеку, который их в себя впускает, и причиняют ему после смерти сильные страдания.

Поэтому исследование мыслеформ дает серьезному учащемуся невиданные возможности для подобных творений, но также налагает на него и ответственность, неизбежно связанную с их использованием. Мысли – это не просто вещь, это невероятно могущественная вещь. Каждый из нас неустанно создает их и днем и ночью. Часто тем, кто находится в беде, бывает невозможно оказать физическую помощь, но нет такого случая, когда помощь нельзя было бы оказать посредством мысли или когда не удавалось бы с ее помощью добиться определенного результата. И коль скоро возникла необходимость, требующая применения этой силы, пусть никто не колеблется – при условии, конечно, что эта сила всегда будет применяться в бескорыстных целях и для того, чтобы содействовать божественному плану эволюции.

<< назад в начало книги продолжение >>


Количество просмотров: 3904

Что ещё смотрели люди, читавшие данную статью:
Артур Э. Пауэлл "Астральное тело и другие астральные феномены" 2часть [4650]
Артур Э. Пауэлл "Астральное тело и другие астральные феномены" 11 часть [3739]
Артур Э. Пауэлл "Астральное тело и другие астральные феномены" 5 часть [3831]
Выдержки из книги Ричарда Вебстера "Астральные путешествия для начинающих" [6548]
Артур Э. Пауэлл "Астральное тело и другие астральные феномены" 1часть [7660]

Ключевые слова для данной страницы: Артур Э. Пауэлл "Астральное тело и другие астральные феномены" 3 часть


Библиотека сайта © ezoterik.org 2011