Главная сайта

Библиотека Эзотерики, Оккультизма, Магии, Теософии, Кармы.
  Оглавление  

БИБЛИОТЕКА

Информация
Поиск:

Книги в библиотеке:

категория Астрология [38]

  ДЖОАННА ВУЛФОЛК [20]
    
категория Белая Магия, черная, практическая ... [87]

  Практическая магия Автор: Папюс [8]


категория Великие, известные Эзотерики: Лао Цзы, Мишель Нострадамус. [13]

  Бхагван Шри Раджниш (Ошо) [48]
    
  ВИГЬЯНА БХАЙРАВА TAHTPA, КНИГА ТАЙН [83]
    Эзотерические техники, приемы, методы от ОШО
  Карлос Кастанеда [63]
    
  Предсказательница Ванга [13]

категория Гипноз. Принципы, методы, техника. [19]

категория Деньги, успех, процветание. [38]

категория Дети - Индиго [29]

категория Карма [9]

категория Нетрадиционная медицина [82]

  Мазнев Н.И. Лечебник, Народные способы [36]
    
категория НЛП [34]

категория Нумерология [17]

категория Психология [66]
Имеется связь с разделом Эзотерические тренинги, психотехники, методы...
  Дейл Карнеги. [19]


категория Разное [113]
Некаталогизированные материалы по эзотерике
категория Теософия [30]

категория Эзотерика, Оккультизм [74]

  Александр Тагес - Омикрон [10]
    
  Астрал [30]
    
  Ментал [3]
    
  Семь тел, семь чакр. [11]
    
категория Эзотерические тренинги, психотехники, методы для изменения состояния сознания, тренировки, разгрузки и т.п.. [66]

Свежие материалы:

свежие материалы Анни Безант ПУТЬ К ПОСВЯЩЕНИЮ и СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (заговоры защитные, обереги 4 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (для любви, семьи, на удачу в жизни и в делах, для привлечения денег 3 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (заговоры от болезней, для красоты. 2 часть)
→ Подробнее
свежие материалы Заговоры алтайской целительницы на воду - Краснова Алевтина (от болезней)
→ Подробнее

Популярные материалы:

популярная литература [более 29600 просмотров]
Заговоры, заклинания, знахарские рецепты и многое другое из Учебника Белой магии. → Подробнее
популярная литература [более 19600 просмотров]
Снять порчу, наговоры, заговоры 1часть → Подробнее
популярная литература [более 10800 просмотров]
Книга проклятий → Подробнее
популярная литература [более 9600 просмотров]
Сафронов Андрей - Энергия денег → Подробнее
популярная литература [более 9100 просмотров]
Практическая магия. Определение магии Папюс 1 глава → Подробнее

Другие разделы сайта:

Сонник - толкование снов
Рецепты народной медицины
Гадание онлайн
Гадание на картах Таро
Бесплатные гороскопы
Психологические тесты
Развивающие игры
Нумерология



Базыма Б.А. "Цвет и психика" 5часть

        4.1.3. Основы интерпретации цветового теста Люшера
Ядро теоретической концепции М. Люшера составляют два понятия — «структура» и «функция» цвета.

Под «структурой» цвета понимается устойчивое, общее для всех людей, независимо от расы, культуры, образовательного уровня, пола и возраста значение этого цвета. «Структуру» можно назвать «объективной» стороной цветового воздействия. В таблице 4.1.3.1 приводится «структура» 4-х «основных» цветов по М. Люшеру.

Индивидуальный смысл цвета для конкретного человека выражается в «функции» цвета, то есть в характере отношения человека к цвету. В «функции» человеку открывается лишь определенная область «структуры». Метафорически, можно сказать, что «функция» — «точка соприкосновения» человека и цвета. Она определяется, главным образом, состояниями и свойствами самого человека и поэтому «функция» способна их отражать. Зная «функцию» цвета для человека, можно узнать и нечто о самом человеке.

Главными структурными характеристиками цвета являются «концентричность-эксцентричность» и «автономность — гетерономность». Надо отметить, что концепция «структуры» цвета М. Люшера сложилась, во многом, благодаря влиянию Гете и Кандинского, в частности, и многие из данных характеристик можно найти в их учениях о цвете.

«Концентричность — эксцентричность» означает направление «движения цвета» (см. В. Кандинский):

1. от человека к центру («домик улитки» ) — концентрическое, центростремительное движение, влекущее человека за собой — принцип синего. Психологически это означает покой, удовлетворение, пассивность и т.д.; противоположно ему эксцентрическое, центробежное движение навстречу человеку — принцип желтого. С ним связаны экстенсивность, поиск, стремление к изменениям, неудовлетворенность настоящим и устремленность в будущее.

Синий и желтый составляют диаду, два противоположных полюса — «эксцентричность» и «концентричность».

Скрипт плохо выводит таблицы, кому они важны, может найти их здесь http://www.koob.ru/bazyma/color_and_mentality Админ.

Таблица 4.1.3.1.
Структурные значения «основных цветов
Темно-синий Сине-зеленый Красно-желтый Желто-красный
Концентричный Концентричный Эксцентричный Эксцентричный
Гетерономный Автономный Автономный Гетерономный
Вложение Оборона Наступление Проекция
Глубина чувств Волевое
напряжение Волевой
импульс Живость чувств
Покой Настойчивость Возбуждение Перемена
Удовлетво-
ренность Утверждение Желание Раскрытие
Чувство Владение Завоевание Надежда
Единение Гарантия Переживание Поиск
Связь Власть Действие Новизна
Любовь Уважение Успех Счастье
Расширение Сокращение Активность Движение
Оральный Анальный Генитальный Визуальный
«Автономность — гетерономность» отражает, «характер» цвета, его «силу» и «доминирование» : «автономность» — означает независимость от внешних влияний и способность самому оказывать влияние. По М. Люшеру, это качество присуще красному и зеленому, в противоположность синему и желтому, которым свойственна «гетерономность» — т.е. зависимость от внешних влияний. На психологическом уровне «автономность отражает самоопределение, произвольность, самостоятельность, а гетерономность — уступчивость, компромисс, покорность, избегание.

Цвета в тесте Люшера были подобраны таким образом, чтобы могли одновременно проявиться оба этих измерения. Поэтому, в качестве «основных» Люшер выбрал не чистые тона, а смешанные. Например, в сине-зеленом (2) синий «вносит» «концентричность», а зеленый — «автономность», что порождает соответствующую структуру цвета. По этим качествам цвета составляют пары, в которых общее свойство «усиливается», а различия «уравновешиваются», но и создают «внутреннее напряжение». Так, красный и зеленый (3 и 2) — «автономная» пара, «сильное» сочетание, выражающая достижения, власть, доминирование и пр. Вместе с тем, зеленый «сдерживает» красный ограничивает его эксцентричность и стремление к новым «завоеваниям» Красный, в свою очередь, «тормошит» зеленый, не позволяет ему оставаться пассивным и «самодовольным» и «соблазняет» возможностью новых «владений».

Красный и желтый «понимают» друг друга как два «эксцентричных» цвета, они — пара «горячих коней», стремятся к «завоеваниям» новых территорий. Но желтый «безалабернее» красного, у него нет конкретной цели, кроме, как постоянного движения. Его нельзя «удовлетворить», он готов «бежать» бесконечно от чего угодно и куда угодно. Поэтому Люшер связывает с ним понятие «холостого хода», иллюзорные надежды, вечно удаляющийся горизонт. Желтый придает красному экспансивность, а красный «направляет» желтый к реальным достижениям.

Зеленый и синий составляют «концентричную пару». Между ними существует «согласие» в том, что лучше сохранить уже имеющееся, чем претендовать на что-то новое. Синий «идет» вглубь, это цвет — «интроверт», «созерцатель», для которого важнее внутренние богатства, чем внешняя мишура. Он пытается преодолеть «тупое самодовольство» зеленого, который вообще не «хочет» никуда «идти», а оставаться на месте. Зеленый сдерживает движение синего вглубь, поэтому их сочетание выражает спазматическое состояние.

Синий и желтый друг в друге усиливают «гетерономность», но они направлены в различные стороны, поэтому данная пара выражает лабильность, изменчивость чувств и настроений — от эйфории до глубокой печали. Их единство в том, что они не находят довольства в самих себе в отличии от зеленого и красного, а стремятся найти более полное удовлетворение, но различными путями. Глубина синего и поверхностность желтого, самоуглубление и стремление объять весь мир — два полюса подобного поиска.

Контрастные по этим измерениям пары: синий и красный, желтый и зеленый лишь частично приводят к гармонии противоположно направленных тенденций.

Гармония синего и красного в способности получать удовлетворение от желаний. «Ненасытность» красного, который стремится всегда быть первым, находит свое разрешение в синем, готовым довольствоваться малым, и дающим возможность «почувствовать» красному реальность его достижений. Без синего, красный напоминает честолюбивого человека, который всем постоянно доказывает, что он самый лучший, богатый, сильный, счастливый и т.д. Красный с синим выражает не только хотение, но и способность получать удовлетворение от достигнутого. В свою очередь, синий без красного лишается реального, жизненного источника удовлетворения и вынужден, наподобие ангелов, «питаться» лишь амброзией. Красный, следуя логике Люшера, — «гуляка», «бретер», «Дон Жуан» или «алчный хвастун» по цветовой классификации типов личностей Люшера (1977). Синий — тип аскета, монаха, своеобразного «небесного ангела», согласно той же классификации.

Относительная гармония желтого и зеленого заключается в том, что желтый «дает» зеленому видение перспективы, новых возможностей, а зеленый желтому — чувство реальности, возможности достижения и реализации «планов» желтого. Без зеленого, желтый «парит» и «строит» воздушные замки, а зеленый, без желтого, подобно «собаке на сене», только хранит то, что уже имеет, чванливо «уверенный» в своих «природных достоинствах» и праве. Желтый, по классификации Люшера — тип «фантазера», «мечтателя», витающего в облаках, расточающего свои силы в иллюзорных предприятиях, легко воодушевляющегося беспочвенными, на взгляд «реалиста» зеленого, прожектами. КПД «желтого типа», как правило, крайне низок, свои дела он не доводит до конца, потому, что всегда находится что-то новое и более интересное. Зеленый — тип «консерватора», «чванливый павлин», по классификации Люшера, избегающий любых нововведений, которые могут поставить под сомнение его высокую репутацию. Он самодовольно «важен» и «неприступен», держится традиций и добропорядочен, не делает ничего предосудительного и неожиданного с точки зрения здравого смысла. Для «зеленого типа» самое важное — достичь определенного статуса, когда можно покойно «почивать на лаврах». Зеленый «завистлив» к успехам других, но в отличии от «красного типа», который будет лезть «из кожи вон», чтобы доказать свое превосходство, «тип зеленого» способен лишь брюзжать и жаловаться на несправедливость судьбы. Он дает отпор только, когда дело касается лично его, в противном случае остается безразличным.

Но каждый из «основных» цветов имеет и свою оборотную сторону. Если «лицевая сторона» цвета — это активная, наступательная тактика поведения, то вторая — оборонительная.

Невозможность проявления «красного поведения» порождает в качестве способа защиты от фрустрации «несчастного страдальца» (-3). «Несчастный страдалец» — вторая ипостась красного, «тень» «алчного хвастуна», который испытал крушение и лишился своих владений. Ему уже не рады и гонят прочь, а сам он лишился своей силы. Удача отвернулась от «несчастного страдальца». Другие ездят в шикарных автомобилях, сорят деньгами, любят и развлекаются, а он оказался на обочине с ощущением беспомощности. Ему остается только обижаться на весь мир, жалеть себя и по детски отвернуться лицом к стенке или уткнуться в подушку. От великодушия победителя не остается и следа, на первом плане — раздражительная слабость и быстрая утомляемость. Вчера было «море по колено», а сегодня — невозможность выполнить самое простое. Поведением движет отчаяние, поэтому действия, нередко, безрассудны. От прежнего красного остается стремление привлечь к себе внимание, но другим способом — «пусть они увидят, как мне плохо, как я страдаю». Чтобы этого достичь, используются слезы, истерики и суициды.

Оборотная сторона «ангела» (+1) — «дьявол» (-1). Такого человека ничто не может удовлетворить, он ненасытен и раздражен. Чтобы получить маломальское удовлетворение, ему надо много съесть, выпить, вступить в большое количество половых связей и т.п. Но проходит короткое время, и все возвращается «на круги своя». Не умея признаться себе, что «корень зла» лежит в нем самом, становится неутомимым критиком, подвергающим все сомнению и разрушающим основы. Скука преследует его по пятам. В постоянном поиске удовлетворения, он рвет отношения, находит новых друзей и тут же теряет их, увлекается и вновь остывает. Меняются места работы, жительства, семьи, а сам он не изменяется, оставаясь таким же неудовлетворенным и раздраженным, как и ранее. Для него становится невозможным надолго на чем-то сконцентрироваться, чему-то посвятить себя, чем-то всерьез увлечься, т.к. ему не достает самоотверженности. Отдать себя другому для него немыслимо — «пусть они первые сделают что-то для меня», заявляет он в подобном случае. Но «раздраженный дьявол» не ценит уступок других, подозревая свое окружение в неискренности и каких-либо тайных умыслах. Скорее, подобное встретит с его стороны сарказм и смех, чем чувство благодарности. В конце концов, он приходит к выводу, что он «один, как перст», несмотря на то, что его ближние могут любить его и искренне сочувствовать. После долгой погони за удовлетворением, «раздраженный дьявол», нередко впадает в депрессию.

«Чванливый павлин», когда не может быть «павлином», становится «изворотливой змеей» (-2). Тайное сомнение в себе постоянно гнетет «змею». То, что было так нехарактерно для «павлина» — сомнения в своей важности и значимости, неотступно следуют за «змеей», как ее хвост. «Змея» пытается надуваться, как павлин, но страх, что окружающие заметят обман не дает ей павлиньего покоя. И тогда она прибегает к «змеиной тактике» — укусам исподтишка, тайным интригам и сведению счетов. «Да, я плохая» — иногда признается себе «змея», «но ведь весь мир таков». «Немного яду, совсем не повредит» — решает она для себя. Она может быть «ласковой», улыбчивой и услужливой, но рано или поздно окружающим придется испытать на себе остроту ее зубок. Причем, укус может быть совершен с самой обворожительной улыбкой и возможным почтением. Это тип колдуньи из сказки «Спящая красавица», вечно сомневающейся в своем первенстве. «Змею» можно «усыпить» лаской или лестью, но как правило, ненадолго. «На самом деле, они так не думают» — догадывается «змея», — «ну что ж, в следующий раз, мой укус будет значительно больнее». Чувствуя свою несостоятельность, но скрывая ее от других, «змея» отказывается от какой-либо ответственности и серьезных поручений, но, при этом, создает впечатление, что, если бы дело поручили ей, она справилась лучше других. С этой целью она любит «ставить палки в колеса» и высмеивать неумелость окружающих. Но у нее найдется масса предлогов, чтобы увернуться от того, что она считает для себя нежелательным. «Прижать ее к стенке» — дело, практически, бесперспективное. Она ловко вывернется и «выйдет сухой из воды». Опасность «змее» надо ждать, прежде всего, со стороны себя самой. Если окружающие стойко переносят все ее «укусы», то, в конце концов, она обращает свой «яд» на себя. Чтобы избавиться от гнетущего чувства собственной неполноценности, «змея» может пуститься в «загулы», находя забвение в спиртном, наркотиках, сексе и пр.

Неудавшийся «фантазер» (+4) трансформируется в «закованного в латы рыцаря» (-4). Ранее лелеемые мечты и надежды, как старый хлам, выкинуты прочь. Прежнее воодушевление сменилось разочарованием. «Как же я был раньше слеп, как я мог так обмануться» — думает «рыцарь» и решает вообще отказаться от каких-либо надежд и мечтаний, чтобы еще раз не попасть впросак. Если это у него получается, то перед нами самый «трезвый» человек, который ни за что ни пустится в какую-либо авантюру. Однако за это «рыцарю» приходится расплачиваться самоограничением. Он «запрещает» себе увлекаться, но за его стальными латами, незаметно для него самого, зарождается новая мечта. Обнаружив это, «рыцарь» начинает осторожно взращивать ее, сохраняя в тайне от окружающих. Если раньше он разбрасывался планами и надеждами, хотел поспеть куда только возможно, то теперь он — верный страж одной, но чрезвычайно значимой для него идеи. Верность идее постепенно переходит в фанатизм. Прорези его шлема позволяют смотреть лишь в одном направлении. Все остальное как бы не существует для «рыцаря». Любое посягательство на свою сверхценную идею он воспринимает, как вызов на поединок, и готов биться за нее до конца. «Одна, но пламенная страсть» становится судьбой рыцаря. Вместе с любовью крепнет и ревность, растет нетерпимость к критике. В конце концов, «рыцарь» становится рабом своей идеи, не может расслабиться и снять свои латы, так как это будет означать измену, которую настоящий «рыцарь» никогда себе не позволит и не простит. В психиатрии подобное положение дел классифицируется как паранойяльность, а в быту — «ослиное упрямство». Если объектом страсти становятся деньги, — перед нами «скупой рыцарь» ; прекрасная Дульцинея — Дон Кихот; наука — непризнанный гений и т.д.

Чтобы глубоко охарактеризовать личность, необходимо выяснить ее «наступательную» и «оборонительную» тактики. Так «алчный хвастун» часто «выбирает» себе в дополнение поведение по типу «раздраженного дьявола», а «небесный ангел» обручается с «несчастным страдальцем», «павлин» с «рыцарем» и т.д.

Все это примеры дисгармоничных, невротических личностей, т.к., согласно Люшеру, здоровая личность гармонично сочетает в себе потребности, символизируемые «основными цветами» и способна к нормальному их удовлетворению.

Такая личность в концепции Люшера называется «4-х цветным человеком». Ее 4 базовые потребности — самоотдача, без трагического самопожертвования «небесного ангела» и любовь к себе, без беспредельного эгоцентризма «раздраженного дьявола» (синий); самоуважение, без чванства «павлина» и комплекса неполноценности «змеи» (зеленый); достижения, стремление к успеху, без ненасытности «хвастуна» и беспомощности «страдальца» (красный); самораскрытие, без расточительности «фантазера» и сверхзащиты «рыцаря» (желтый).

Диагностика с помощью цветового теста Люшера данных типов личности возможна через определение функции цвета для испытуемого, причем «анализ куба» имеет значительные преимущества в этом плане, чем оценка «функций» цвета по 8-ми цветовой таблице.

В таблице 4.1.3.2. приводятся психологические интерпретации личностных особенностей испытуемого, исходя из наблюдаемой «функции» цвета, а таблице 4.1.3.3. представлены интерпретации для «не основных» цветов, описание их «структуры» или темы.

Таблица 4.1.3.3.
Ф-я Цвета
Синий Зеленый Красный Желтый
«+» Стремление к покою. Интенсивная потребность в приятном общении и удовлетво-рении, стремление к гармонии, чувстви-тельность Напряжение воли. Само-утверждение, тщеславие, спонтанное желание играть определенную роль. Стремление к эмоциям. Активное участие и высокая активность. Восприятие возбуждения для разрядки напряжения. Ожидание встреч, раскрытие, суетливость, бегство от проблем, иллюзорное ожидание будущего.

«х» Готовность к покою без напряжения, приятным отношениям и удовлетво-рению Само-определение, самообладание. Застой, досада, раздражаемость. Готовность к контактам

«=» Поверхностные связи и отношения Низкий уровень притязаний, пассивное отношение к социальному порядку. Нервозная раздражимость, нуждается в бережном обращении, отсутствие желаний. Критическое отношение к выбору контактов и увлечений.
«-» Беспокойство, суетливость, отсутствие глубоких «сердечных» связей, неудовлетво-ренность отношениями с партнером и своей деятельностью. Ограничение само-выражения, защитное напряжение, отказано в признании. Окружающие воспринимаются как оказывающие жестокое, бессердечное давление, принуждающее делать не желаемое. Сверх-раздражимость, ощущение своей слабости, чувство беспомощности. Обижен, с трудом справляется с делами. Утомлен и плохо ориентируется в окружающей обстановке. Беспокойное ожидание. Тематическая фиксация, ограничение самораскрытия. Скованность, пере-возбуждение
Функция «+» в таблице 2 цветового теста Люшера означает усиление потребности, выражаемой данным цветом, «х» — переживание состояний, связанных с ее удовлетворением, «=» — неактуальность потребности на данный момент, «-» — невозможность или нежелательность удовлетворения потребности, а следовательно ее фрустрацию и связанную с этим первичную защиту или «оборонительную» тактику поведения, тогда как, цвета с функцией «+» отражают «наступательную» тактику и вторичную компенсацию.

В норме, «основные» цвета не должны находиться ниже 5-ой позиции цветового ряда, а «не основные», кроме фиолетового, — выше 4-ой.

Таблица 4.1.3.3.
Тема Серый Фиолетовый Коричневый Черный
Стру-
ктура Отношение к коллективу, интеграция Сенсиби-лизация. Магическо-эротическое отождествление. Физические потребности организма. Отношение к абсолюту (авторитет, судьба, смерть).
Ф-я
«+» Отгора-живание, осторожная сдержанность, замкнутость, скрытность, социальная изоляция. Стремление очаровывать, чувственность, внушаемость. Регресс к физическим потребностям, бегство от проблем. Выражение протеста, негативизм, импульсивно-агрессивное поведение.

«х» Ограниченная эмоциональная готовность к контактам. Отключение. Чувственность. Потребность в комфорте и физическом удовлетворении. Протест и уход от партнера или ситуации
«=» Эмоциональная готовность к общению. Заинтере-сованность в социальных отношениях. Сдерживает свои чувства. Рефлексия чувств. Щепетильность. Чувстви-тельность и обидчивость. Разрядка физических потребностей. Способность терпеть ограничения, идти на компромиссы. Соглашается с условиями.

«-» Эмоциональная возбудимость, стремление к социальному успеху. Подавление чувстви-тельности, контроль чувств. Эстетическое, этическое или логическое стремление к порядку. Подавление, вытеснение или торможение физических потребностей. Отклонение помех и ограничений, игнорирование угрозы, предприим-чивость.
Появление «не основных» цветов, кроме фиолетового, на первых 3-х местах 8-ми цветовой таблицы является свидетельством личностного конфликта, компенсаторного поведения и т.д. В этом плане, особенно должно обращать на себя внимание функции «+» и «х» для черного цвета.

«Цветовая типология» личностей М. Люшера, во многом, переросла ЦТЛ и не является только интерпретацией результатов теста. Концепция «4-х цветного человека» — самостоятельное учение, в котором Цветовой тест Люшера играет роль практического метода, но его механическое использование не может заменить опыта эксперта. При отнесении личности к тому или иному «цветовому типу», кроме цветовых предпочтений, немаловажную, а в ряде случаев и решающую роль играет оценка поведения личности.
4.1.4. Тест Люшера — «За» и «Против»
С момента появления цветового теста Люшера прошло почти полвека. За свою историю тест получал самые разные оценки: от восторженных, до уничтожающих. Возможно, это — судьба каждого оригинального психодиагностического метода.

В настоящее время преобладает осторожное отношение к Цветовому тесту Люшера. Основным объектом критики является теоретическая часть методики. По мнению критиков ЦТЛ недостает «строгой научности». В этом упрекает М. Люшера R. Meili (1960), считающий, что необходимым условием использования ЦТЛ на практике является тщательная научная разработка его основ. J. De Leeuw (1957) оценил теорию Люшера, как «неприемлемую», но отметил, что эмпирические данные, полученные с помощью ЦТЛ в работах W. Furrer (1953) представляются ценными и интересными. C.M. Braun, J.L. Bosta (1979) однозначно жестко оценивают Цветовой тест Люшера, как неадекватный диагностический инструмент.

В ряде других работ (C. Freuch, B. Alexander — 1972; M.A. Pollatschek — 1977; L.V. Corotto — 1980; B.J. Levy — 1984), наоборот, указывается на то, что с помощью Цветового теста Люшера возможен достоверный анализ личности человека, его эмоционально-мотивационной сферы.

J.L. Bassano (1977) провел факторный анализ совокупности параметров описания личности с помощью ЦТЛ в психосоматическом аспекте. Было обследовано 230 испытуемых в возрасте от 23 до 35 лет обоего пола. В исследовании использовались также опросники MMPI и Айзенка, шкала тревоги Тейлор, ряд психофизиологических проб, в частности, электроэнцефалограмма (ЭЭГ). Для статистической обработки из Цветового теста Люшера были взяты только показатели «А», «К» и «!», а также «А» +» К» — «актуальная проблема».

Было показано, что данные параметры ЦТЛ, в целом, составляют самостоятельный фактор описания личности, не пересекающийся, в основном, с ее «клиническим» описанием (ММРI и др. методы). Из этого был сделан вывод, что Цветовой тест Люшера мало информативен при изучении «клинической» личностной патологии. Вместе с тем, отмечено, что данные показатели ЦТЛ способны отражать конфликт, возникающий в результате социального давления на «Эго» субъекта, который в ММРI измеряется с помощью шкал валидности результатов — «К» («коррекции» или «эго-силы» ) и «F» — («достоверности» или «социальной адаптации» ) через их соотношение между собой, а также шкалы латентной тревоги Тейлор.

Большинство замечаний в адрес цветового теста Люшера со стороны практических психодиагностов связаны с тем, что он «слабо коррелирует», как в выше приведенном случае, с имеющими «стойкую репутацию» методами. Ряд практиков озабочены тем, что ЦТЛ «не может заменить» более громоздкие и трудоемкие тесты, типа того же ММРI. Но почему Цветовой тест Люшера должен что-либо «заменять», тем более, что он создан на основе других теоретических позиций? Важно помнить, что любой тест ими изначально ограничен и глобальная экстраполяция получаемых результатов на смежные области ничего, кроме недоразумений и снижения эффективности психодиагностики, не приносит. К примеру, использование ММРI при исследовании психически здоровых испытуемых, часто дает просто курьезные результаты, но это не означает, что данная методика вообще не работает.

Продуктивная критика цветового теста Люшера должна осуществляться с позиций самого этого метода, а не с позиций других, теоретически далеких от него подходов.

В основном, с теоретическими основами ЦТЛ несогласны представители ортодоксального бихевиоризма и ряда близких ему направлений в психологии, ставящие во главу своих концепций фактор научения. Для них уже неприемлемо первое и главное положение Люшера о независимости психологического значения цвета для человека от научения. Признать это, означало бы перечеркнуть собственные теоретические положения. Вторым моментом является особый, метафорический язык описания Люшера. Он воспринимается как «несерьезный» и «ненаучный». Подобная оценка отражает господство в представлениях критиков Люшера «объективной», механистической точки зрения на психику, проявляющейся в вере, что психику можно описать понятиями и категориями того же типа, что используются в естественных науках. Но только объективный подход к психике, как смогли убедиться в этом многие психологи, не позволяет понять психическую деятельность «изнутри», проникнуть в ее «святая святых» — субъективный мир человека.

М. Люшер сторонник альтернативного, многим непривычного языка описания психического. И огульную критику данного языка можно сравнить с критикой одного носителя языка другим, на основании того, что «этот язык не такой, как мой, он мне не понятен, а следовательно — плох».

В чем, на наш взгляд, можно продуктивно критиковать М. Люшера? Например, вызывает сомнение однозначность процедуры цветового ранжирования, как единственно возможного способа выявления типа отношения к цвету, а следовательно и — «цветового типа» личности. Нам кажется, что М. Люшер сам понимает ограниченность такого подхода и в своей книге «4-х цветный человек» (1977) делает акцент на распознавании данных типов методом экспертного наблюдения, а не цветовых выборов.

Само психологическое содержание цветовых предпочтений остается далеко не ясным, как это было показано в предыдущих главах пособия, что требует дополнительных исследований.

«Цветовая типология» личностей нуждается в дополнительной верификации, но не с помощью других психодиагностических методов, а через полевые наблюдения, экспертную оценку, самоотчеты испытуемых и т.д.

Нельзя считать исчерпывающим список диагностических показателей ЦТЛ, предложенных М. Люшером. Возможно, что одной из причин небольшого числа взаимных корреляций ЦТЛ с другими методиками, является ограниченное число диагностических показателей теста Люшера.

Как уже отмечалось во второй главе, нами в совместной работе с И.И. Кутько (1997) были введены дополнительные показатели в обработке результатов тестирования — «цветовые коэффициенты», представляющие собой количественное выражение соотношений предпочтений «основных» цветов ЦТЛ к друг другу. Получаются они путем вычисления соотношения сумм «основных» цветов (среднее арифметическое рангов «основного» цвета по тем таблицам цветового теста Люшера, где он находится). Было выяснено, что соотношения сумм «основных» цветов являются константами для определенных акцентуаций характера, а, следовательно, позволяют осуществлять дифференциальную диагностику характерологических типов.

Наш опыт работы с тестом Люшера показывает, что при надлежащем уровне понимания теоретических основ данной методики, ЦТЛ является мощным и уникальным средством изучения личности человека, а не игрушкой для салонных развлечений.
4.2. Тест цветных пирамид
Данный тест, созданный в 1952 году Р. Хейсом и Г. Хилтманом на основе работ М. Пфистера (поэтому он может называться еще и тестом Пфистера) не получил столь широкого распространения и известности, как Цветовой тест Люшера. В бывшем СССР, как отмечают Л.Ф. Бурлачук и С.В. Морозов (1989) не проводилось исследований с примением этой методики.

Основным принципом теста, как и в Цветовом тесте Люшера, является констатирование связи между субъективным предпочтением цвета и личностными особенностями человека, в том числе и интеллекта.

Процедура теста заключается в оклеивании цветными квадратиками (всего 24 цвета) 3-х или большего числа схем-протоколов пирамид, содержащих 15 пустых квадратов.

Оценка результатов включает подсчет частоты выборов основных тонов, без учета оттенков. По количеству использованных и не задействованных цветов в пирамидах определяется широта сферы эмоционального реагирования испытуемого.

По форме пирамиды (характеру оклеивания ее цветами) выносится суждение об интеллектуальных особенностях личности.

Как указывают Л.Ф. Бурлачук и С.М. Морозов, вопрос о валидности и надежности теста цветных пирамид остается открытым.
4.3. Цветовой тест отношений (ЦТО) Е.Ф. Бажина и А.М. Эткинда
ЦТО является клинико-диагностическим методом, предназначенным для изучения эмоциональных компонентов отношений личности (Е.Ф. Бажин и А.М. Эткинд — 1985).

Теоретической основой ЦТО, согласно авторам, являются концепция В.Н. Мясищева структуры отношений человека (1960), идеи В.Г. Ананьева об образной природе психических структур любого уровня и сложности, а также взгляды А.Н. Леонтьева относительно чувственной ткани сознания.

Методической основой Цветового теста отношений является цветоассоциативный эксперимент, базирующийся на гипотезе отражения существенных характеристик невербальных компонентов отношений к значимым другим и к самому себе в цветовых ассоциациях к ним.

Методика оценивается ее авторами как проективная, так как согласно получаемым результатам, позволяет выявлять неосознаваемые компоненты отношений, минуя механизмы психологической защиты.

В качестве стимульного набора в ЦТО используется 8-ми цветовая таблица Цветового теста Люшера.

Стандартная процедура проведения Цветового теста отношений состоит из 4-х этапов.

1. Определение лиц, предметов и понятий, играющих в жизни испытуемого существенное значение. В каждом конкретном случае их список может варьировать. Чаще всего, в него входят — «я сам», члены семьи, сотрудники по работе, «прошлое», «настоящее» и «будущее», «болезнь» и «врач», если обследуется больной и т.д. В принципе, как и в случае «СД» (семантического дифференциала), ограничений для внесения в список элементов оценки тех или иных понятий, кроме их значимости для испытуемого, нет.

2. Этап тестирования. Возможны два его варианта: диагностический и исследовательский. В первом случае, испытуемого просят выбрать (один-два) наиболее подходящие к данному лицу, предмету или понятию цвета. Во втором, — испытуемому необходимо проранжироваить все цвета 8-ми цветовой таблицы по степени соответствия, содержащимся в списке лицам, предметам и понятиям.

После завершения цветового ассоциирования, испытуемый ранжирует цвета 8-ми цветовой таблицы согласно стандартной инструкции ЦТЛ. Этап интерпретации результатов. Он основывается на двух процедурах:

А) Проводится сопоставление цветов, ассоциируемых испытуемым с определенными лицами, предметами и понятиями, с их ранговым местом в ряду цветовых предпочтений по Люшеру. Если цвет, использованный для ассоциирования, занимает первые три места в ранговом ряду цветовых выборов, делается вывод об эмоционально положительном отношении к символизируемому им объекту. Средняя позиция цвета (4-5 места) — нейтральное или равнодушное отношение. Последние три места — негативное, конфликтное отношение.

Б) :Интерпретация эмоционально-личностного значения каждой цветовой ассоциации испытуемого, позволяющая судить о содержательных собенностях эмоциональных отношений личности. С этой целью авторами предварительно было проведено изучение эмоционального значения цветов, которое выявило устойчивое и согласованное «ядро» (ср. со «структурой» цвета по М. Люшеру) данных значений у испытуемых различного пола и возраста (см. главу 2). Кроме этого, как отмечают авторы, возможности 4-го этапа могут быть расширены путем привлечения интерпретационной техники ЦТЛ.

С момента опубликования ЦТО с его помощью проведено большое количество исследований, особенно, клинико-психологических. А.М. Эткинд в своей диссертационной работе (1984) апробировал ЦТО на таких клинических группах, как больные неврозами, депрессией, алкоголизмом и др. Результаты этих и других работ А.М. Эткинда подробно описаны в учебном пособии по психодиагностике под. редакцией А.А. Бодалева и В.В. Столина (1987).
4.4. Методика цветовых порогов
В конце 60-х годов Э.Т. Дорофеевой (1967-70) с рядом соавторов был апробирован и предложен к применению метод верификации или объективации эмоциональных состояний человека путем определения характера изменений цветовой чувствительности. Работы проводились под руководством проф. Ф.И. Случевского.

В основу метода легли данные о связи цветовой чувствительности и эмоционального состояния человека, полученные Л.А. Шварц (1948), сотрудницей проф. С.В. Кравкова (см. главу 2).

Э.Т. Дорофеева предположила, что тот или иной вариант сдвига цветовой чувствительности глаза человека отражает конкретное эмоционального состояние субъекта.

С целью проверки данной гипотезы, было обследовано 470 человек (всего 630 проб), у которых клиническим методом определялись те или иные формы аффективных нарушений. Исследованию подвергались больные различной нозологической принадлежности, но с доминированием в состоянии стойкого, выраженного, определенного эмоционального фона.

Кроме больных, измерения цветочувствительности проводились и у 50 здоровых испытуемых, давших предварительно письменный самоотчет (о своем эмоциональном состоянии), в котором требовалось указать одну из характеристик состояния (доминирующую): грусть, тоскливость, тревожность, настороженность, радость, благодушие, комфорт, раздражение, безразличие, тягостность. Данный набор характеристик соответствовал тем состояниям, которые выявлялись у больных с помощью клинического наблюдения.

Цветовая чувствительность испытуемых определялась с помощью аномалоскопа «АН-59», позволяющего определять разностные (дифференциальные) пороги чувствительности к красному, зеленому и синему цветам. Следует сразу отметить, что исключение из данного списка желтого цвета не могло не обеднить диагностические возможности метода. В связи с этим, ряд исследователей предпочитал использовать цветовые таблицы Рабкина. Необходимость использования аномалоскопа создает известные трудности и является одной из причин недостаточно широкого распространения метода.

В результате проведенных исследований была выявлена зависимость между типом сдвига цветовой чувствительности, выражаемым отношением «больше-меньше» (>, <) порогов цветоразличения красного (К), зеленого (З) и синего (С) цветов между собой, и определенным эмоциональным состоянием. Закономерный характер этой связи подтверждался изменением типа сдвига в зависимости от изменения эмоционального состояния. В таблице 4.4.1. приводятся взаимосвязи между соотношениями цветовых порогов между собой (тип сдвига) и эмоциональным состоянием. Случаи ошибочной диагностики, как отмечает Э.Т. Дорофеева, наблюдались лишь в отношении аффектов, относящихся к одной группе. Причем, визуальная оценка эмоционального состояния была несколько завышенной, чем по данным метода. Так, больной, который визуально оценивался, как «радостный», по данным метода оказывался «легко эйфоричным, благодушным» и т.д. Не было отмечено ни одного случая, чтобы «маниакальная» (1) и «депрессивная» (4) группы аффектов были неправильно дифференцированы.

Таблица 4.4.1.

Эмоциональные состояния (группы аффектов) Тип сдвига
1. Радостное, «солнечное» настроение К<З<С
2. Благодушие, легкая эйфория, комфорт З<К<С
3. Гневливость, раздражение, злобность К<С<З
4. Печаль, тоскливость, грусть С<З<К
5. Тревожность, настороженность, страх З<С<К
6. Чувство неудобства, душевной не уютности, дискомфорт С<К<З
Э.Т. Дорофеевой отмечается тенденция увеличения степени (количественный аспект) сдвига с увеличением интенсивности эмоций. Это давало надежду не только качественной, но и количественной оценки эмоциональных состояний. Однако увеличение степени сдвига соответственно увеличению интенсивности эмоций продолжается до определенного предела, с достижением которого зависимость меняется на обратную: интенсивность эмоций продолжает нарастать, а степень сдвига — падать (разница между порогами нивелируется, благодаря росту абсолютных показателей всех порогов, но не полностью). Интересно, что наибольшая степень сдвига у одного и того же испытуемого могла наблюдаться не на высоте аффекта, а в период его смягчения. Тем самым, Э.Т. Дорофеева приходит к выводу, что метод цветовых порогов не позволяет дифференцировать эмоции по их силе.

Описанные взаимосвязи Э.Т. Дорофеева трактует как следствие дезинтеграции корковой деятельности при превышении «нормы эмоций», в пределах которой зависимость между степенью сдвига и интенсивностью эмоций носит прямолинейный характер. Само понятие «нормы эмоции» представляет большой интерес, но к сожалению, никак не интерпретируется Э.Т. Дорофеевой.

На наш взгляд, факт, обнаруженный Э.Т. Дорофеевой, можно объяснить, основываясь на данных о связи цветовой чувствительности с деятельностью ВНС, полученных в школе С.В. Кравкова. Доминирование одного из отделов ВНС, связанное с тем или иным эмоциональным состоянием, при превышении определенного порога («нормы эмоций» ) вызывает компенсаторную активизацию другого, необходимую для поддержания гомеостаза. Это приводит к изменению порогов в противоположном направлении. Какое-то время обе тенденции могут сосуществовать, что приводит к росту всех цветовых порогов, который и был обнаружен Э.Т. Дорофеевой. Рано или поздно одна из тенденций «побеждает», но в патологических случаях, при которых наблюдается извращение деятельности ВНС (в частности, при сильных аффектах), возможен и своеобразный «застой» в динамике цветовых порогов, отражающий дезинтеграцию деятельности ВНС.

Несмотря на свою информативность и экспериментальную ценность, методика Э.Т. Дорофеевой не получила широкого распространения.

Н.К. Плишко (1980) сопоставил тип сдвига цветового порога с функциональным состоянием нервной системы. В таблице 4.4.2. представлены взаимосвязи выявленные Н.К.Плишко. Кроме этого, им же была сделана попытка установить корреляцию между функциональными состояниями НС (методика цветовых порогов) и цветовыми предпочтениями по ЦТЛ.

Таблица 4.4.2.

Функциональное состояние НС Тип сдвига
1. Аффективное возбуждение (АВ): нетерпение, гнев, ярость (характерно для дисфорий) К<С<З
2. Функциональное возбуждение (ФВ): эмоции, связанные с удовлетворением потребности, радость К<З<С
3. Функциональное расслабление (ФР): спокойствие З<К<С
4. Функциональное напряжение (ФН): настороженность З<С<К
5. Функциональное торможение (ФТ): эмоции, связанные с неудовлетворение потребности, печаль С<З<К
6. Аффективное торможение (АТ): «пассивные» аффекты — растерянность, дискомфорт, страх (характерно для глубоких депрессий) С<К<З
Проекция функциональных состояний НС на цветовые выборы по Цветовому тесту Люшера была проведена Плишко, как на теоретическом уровне (таблица 4.4.3.), на основе гипотезы о лучшем восприятии той части спектра, которая оказывает более выраженное воздействие на НС, так и экспериментальным путем (таблица 4.4.4.), с помощью вычисления усредненных рангов цветов ЦТЛ.

Таблица 4.4.3.

Функциональное состояние Функция цвета
1. Аффективное возбуждение (АВ) +3 -2
2. Функциональное возбуждение (ФВ) +3 -1
3. Функциональное расслабление (ФР) +2 -1
4. Функциональное напряжение (ФН) +2 -3
5. Функциональное торможение (ФТ) +1 -3
6. Аффективное торможение (АТ) +1 -2
Экспериментальные результаты показали, что связь между функциональными состояниями НС и цветовыми выборами не носит столь однозначного характера. Если ранги зеленого и синего при ФР и зеленого при ФТ соответствуют предсказанному соотношению, то в случае ФВ и особенно — ФТ экспериментальные результаты, скорее, противоположны теоретическим предсказаниям и носят другой характер, чем при проведении методики Э.Т. Дорофеевой. Продуктивное обсуждение результатов Н.К. Плишко, к сожалению, затрудняется тем, что автор не представил данных о достоверности различий в цветовых предпочтениях в зависимости от функциональных состояниях НС и не сообщает, проводился ли учет фоновых цветовых выборов.

Таблица 4.4.4.

Цвета Функциональные состояния
ФВ ФР ФН ФТ
Средние ранги цветов
Серый 6.7 6.2 6.85 7.1
Синий 5.3 5.06 6.35 5.95
Зеленый 2.0 2.12 1.85 2.65
Красный 3.8 3.37 2.6 2.45
Желтый 3.7 3.95 4.65 3.15
Фиолетовый 1.8 2.47 2.15 2.25
Коричневый 5.4 5.03 5.8 5.02
Черный 7.3 7.3 6.8 6.45
Ранговый ряд 52431607 25346107 25346170 53246170
Экспериментальные соотношения +2 =1 +2 -1 +2 -1 +3 —1
Несмотря на это, подход, предложенный Н.К. Плишко, безусловно, является перспективным, что подчеркивает необходимость новых исследований в данном направлении.

Резюме

Цветовые психодиагностические методики относят к экспресс — методам. В этом понятии, кроме указания на скоростной характер тестирования, неявно содержится и намек на определенную поверхностность данных методов, как чересчур «торопливых». Но, как можно было убедиться, ознакомившись с содержанием заключительной главы, у цветовых методик в большей степени присутствует первое достоинство, чем второй недостаток.

Большинство цветовых тестов классифицируются как проективные методы. Если исходить из того, что «проективный» означает способный выявлять неосознаваемое, то это так, но если рассматривать процедуру цветового ранжирования, то «проективного» в ней совсем мало, если есть вообще, при условии, что понятие «проективный» не толкуется слишком широко.

Важно отметить и такое достоинство цветовой психодиагностики, как ее игровой характер, особенно у методов, основанных на процедуре цветового ранжирования. Это немаловажно там, где больной или здоровый человек настроен негативно по отношению к тестированию и рассматривает вопросные методы в качестве провокационных и «опасных» для себя. Когда такой испытуемый знакомится с цветовым тестом и соглашается на тестирование «этой игрушкой», это не означает, что его негативизм магически устраняется, но разве можно «серьезно» относится к какому-то там цвету.

Не следует забывать и о не выраженности эффекта привыкания по отношению к цветовым тестам. Это освобождает от проблемы создания эквивалентных форм и т.п. Тестирование цветовыми методике может носить характер мониторинга. Цветовая психодиагностика является эффективным и информативным средством в арсенале практического психодиагноста.

Литература

1. Анастази А. Психологическое тестирование. т. 1-2, М., 1982.
2. Бажин Е.Ф., Эткинд А.М. Цветовой тест отношений (ЦТО). Методические рекомендации. Л., 1985. 18 с.
3. Базыма Б.А. Исследование отношения к цвету как метода в диагностике эмоциональных нарушений при шизофрении. Диссертация и автореферат на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Ленинград, 1991.
4. Блейхер В.М., Крук И.В. Патопсихологическая диагностика. Киев, 1986. 280 с.
5. Бразман М.Э., Дорофеева Э.Т., Щербатов В.А. О дифференциации некоторых эмоциональных состояний методом измерения цветовой чувствительности. //Проблемы моделирования психической деятельности. Новосибирск, 1967. с. 171-174.
6. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психологической диагностике. Киев, 1989. 200 с.
7. Дашков И.М., Устинович Е.А. Экспериментальные исследования валидности шкалы субъективного предпочтения цвета (тест Люшера). //Проблемы моделирования. Диагностика психических состояний в норме и патологии. Л., 1980. с. 115-126.
8. Дорофеева Э.Т. О возможных критериях распознавания эмоциональных состояний. //Проблемы моделирования психической деятельности. Новосибирск, 1968. вып. 2. с. 279-280.
9. Дорофеева Э.Т., Карпинский А.М., Случевский Ф.И., Щербатов Б.А. Некоторые пути объективных дифференцировок особенностей эмоционального фона при различных психопатологических состояниях. //Актуальные вопросы клинической психопатологии и лечения душевных болезней. Л., 1969. с. 47-52.
10. Дорофеева Э.Т. Сдвиги цветовой чувствительности как индикатор эмоциональных состояний. //Психические заболевания. Л., 1970. с. 319-326.
11. Дорофеева Э.Т., Постников В.А., Плишко Н.К. и др. К проблеме объективации клинических картин психологическими методами исследований. //Психология и медицина. М., 1978. с. 82-88.
12. Кравков С.В. Цветовое зрение. М., 1951.
13. Люшер М. Сигналы личности. Воронеж, 1993. 160 с.
14. Магия цвета. Харьков. 1996.
15. Марищук В.Л., Блудов Ю.М., Плахтиенко Г.А. и др. Методы психодиагностики в спорте. М., 1984. 192 с.
16. Плишко Н.К. Особенности сенсомотрных реакций при изменении эмоционального состояния. //Диагностика психического состояния в норме и патологии. Л., 1980. с. 126-134.
17. Плишко Н.К. О некоторых особенностях выбора цветов и сенсомоторных реакциях на световые стимулы различной модальности при изменении эмоционального состояния. //Диагностика психического состояния в норме и патологии. Л., 1980. с. 135-140.
18. Руденко В.Е. Цвет — эмоции — личность. //Диагностика психических состояний в норме и патологии. Л., 1980. с. 107-115.
19. Румянцева А.Н. Экспериментальная проверка методики исследования индивидуального предпочтения цвета. //Вестник МГУ. М., 1986. серия 14. «Психология». N 1. с. 67-69.
20. Соловьева Е.А., Тутушкина М.К. Психосемиотический подход к проблеме цвета в практической психологии. //Актуальные проблемы современной психологии (Материалы научных чтений, посвященных 60-летию Харьковской психологической школы). Харьков, 1993. с. 429-432.
21. Урванцев Л.П. Психология восприятия цвета. Методическое пособие. Ярославль, 1981. 65 с.
22. Шварц Л.А. Изменения цветоощущения в эмоциональных состояниях. //Проблемы физиологической оптики. М, 1948. т. 6. с. 314-320.
23. Эткинд А.М. Цветовой тест отношений и его применение в исследовании больных неврозами. //Социально-психологические исследования в психоневрологии. Л., 1980. с. 110-114.
24. Эткинд А.М. Разработка медико-психологических методов исследования эмоциональных компонентов отношений и их применение в изучении неврозов и аффективных расстройств. Диссертация и автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Л., 1985.
25. Эткинд А.М. Цветовой тест отношений. //Общая психодиагностика. М., 1987. с. 221-227.
26. Bassano J.L. Le test des cuuleurs de Luscher dans le profil de descriptears de la personalite psyschosomatique. Psuchol. med., 1977, v. 9-10, p. 1951-1960.
27. Berlin B., Kay P. Basic Color Terms. Berkeley, 1969.
28. Bunham R.W., Hanes R.M., Bartleson C.J. Color: A guide to basic facts and concepts. — N.Y., 1963.
29. Luscher M. Psychologie der Farben. Basel, 1949.
30. Luscher M. Psychologie und Psychotherapie als Kultur. Basel, 1955.
31. Luscher M. The Luscher color test. — L., 1970.
32. Meili R. Lehrbuch der psycholodischen diagnostik. — Bern: Huber Verlog, 1961, 465 s.
33. Nakano M., Jap N. Psychol., 1972. 43(1), 22.
34. Rachman S. Neuzosen-Ursachen und heilmethoden — Berlin: Deutsch. Verlogd. Wissenschaften, 1968. 290 s.
35. Stolper J.H. Color induced physiological response. — Man-En-viron. Syst., 1977. v. 7, n. 2. p. 101-108.


Количество просмотров: 5094

Что ещё смотрели люди, читавшие данную статью:
Джонсон Роберт Она: Глубинные аспекты женской психологии 1часть [5511]
Литвак Михаил "Психологическое айкидо (Глава2)" [3367]
Алексей Алексеевич Кадочников Психологическая подготовка к рукопашному бою 3часть [2952]
Котлячков А., Горин С. Оружие - слово. Оборона и нападение с помощью... (Практическое руководство). 8часть [3310]
Котлячков А., Горин С. Оружие - слово. Оборона и нападение с помощью... (Практическое руководство). 3часть [3421]

Ключевые слова для данной страницы: Базыма Б.А. "Цвет и психика" 5часть


Библиотека сайта © ezoterik.org 2011